По ту сторону двери


[hide]Источник[/hide]
Автор: KinGЗдравствуйте, дамы и господа, хочу извещать вам историю, случившуюся со мной будто 5 годов назад. Попробую изложить все как дозволено подробнее, пусть бы пренебрегать ЭТО, к сожалению, невозможно.
Проснувшись, я взял телефон, чтоб посмотреть время. 7:30 утра, открыв книга и убедившись, что теперь суббота, — следовательно опосля обеда мы с друзьями едем зa посёлок ехать на лыжах — я как вкопанный с кровати. зa окном снова властвовала тьма, на востоке не было ни лекарство намека на то, что солнце бодрым шагом встанет. опосля того, как все гигиенические дела были сделаны, позавтракав, я решил обзвонить друзей, узнать, уверены ли они в том, что нам стоит путешествовать то есть сегодня, да как на улице довольно холодно, минус 30 градусов по шкале Цельсия. Убедившись в том, что они настроены решительно: «Конечно сегодня, мы уже раза 3 откладывали поездку за того, что около кого-то вещь не клеилось со временем, безотлагательно только 10 часов утра, к обеду потеплеет!» — сказал мне 1 из друзей — Александр. Мы решили лететь почти в 12:00-13:00, все зависит от обстоятельств, связанных с тем, что инструмент около Андрея не В любое время заводится утром, истинно вдобавок и в такой мороз, следовать её греть.

Но на сей раз все завелось нормально, выехали мы часов в 12 пополудни, мчаться до места назначения час-полтора. Конечно, гораздо же бес бутербродов и горячего чая в термосе, ведь до отъездом было минус 20 градусов. Нас было четверо — Андрей, Александр, Дима и я — Дмитрий.

Ехать было достаточно весело, и мы не заметили как были уже на месте, а преимущественно этого не заметил Саша, благодаря языку которого да рысью пролетело время. Поставив машину на охраняемую стоянку в поселке, мы со всеми вещами и обмундированием направились в накануне арендованный домик. Отряхнувшись, мы зашли в сей очень домик, положили багаж на пол около двери. Две двух-ярусные кровати, камин, низкий деревянный стол, газовая плита, четыре стула — здание на четырех человек. около с камином лежали дрова, аккуратно сложенные поленницей. Озябшие от холода, мы, не раздумывая, одним разом же подожгли камин. В углу стоял малый холодильник, гораздо мы и сложили все наши припасы, которые мы взяли с собой, на улицу решили не выносить, чтобы не привлечь дикую фауну в виде собак и кошек, так точно и пища чрезвычайно отвердеет от мороза, минус 2 в холодильнике, и минус 20 на улице все-таки.

Было уже 4 часа, по-этому мы решили теперь уже никуда не идти, да как до темна все и не обернемся, а лечь отдыхать как дозволительно раньше, а завтра отправиться по незапамятных времен запланированному маршруту. немного перекусили, попили думать и пошли прогуляться по поселку. Это была своего рода лыжная основание — зимой, и основание отдыха — летом. Летом тогда большое озеро, приезжают человеки из города, арендуют дома и отдыхают, зимой озеро, естественно, замерзает, и появляется разительно удобное место, где дозволительно покататься на лыжах, отдыхая от городской суеты. На востоке и на севере от поселка был сосновый лес, очень колоссальный и густой. Часов в 7 вечера мы пришли наоборот в домик, закрывшись, сделали себе ужин, и, опосля некоторых вечерних бесед предварительно камином и употребления ужина, к 9 часам вечера легли спать.

Проснулся я около 6:30 утра, ребята уже бодрствовали. Позавтракав, мы сделали вероятно и налили его в термос, и тот и другой один себе сделал бутерброды и положил их в мой контейнер. Достали карту ранее неизвестной местности и разложили её на столе, обсуждая маршрут, а план был последующий — мы выходим из поселка и идём на запад, параллельно лесу, кто находится на севере, доходим до старой заброшенной птицефабрики и поворачиваем на север в лес, дойдя до охотничьего домика. И опосля некоторого времени отдыха в нём выдвигаемся по охотничьей тропинке, ведущей вспять в поселок. Время, зa которое предполагалось выучить план — 6-7 часов.

На улице долго светлело, короткий ветерок нежно касался лица, нам повезло с погодой, было только лишь только минус 15. Мы выдвинулись в путь, как только малый кусок солнца показался на востоке — в 9 часов утра.

Идти было достаточно легко, Андрюха шел впереди и «прокладывал дорожку», зa ним шел я и утрамбовывал снег, делая дорожку более удобной и глубокой, зa мной шел Саша, а зa ним Серега. Дойдя до птицефабрики, мы увидели такую картину — само сооружение не казалось старым или же разрушенным, оно было целое, двери, которые вели в комната администрации были адски страшно исцарапаны когтями, и достаточно немаленькими, судя по царапинам. Сняв лыжи, мы приставили их к стене, а сами решили обижать дом с новый стороны, чтоб посмотреть, что там. Обойдя здание, мы увидели снова же знакомую картину, деревянная дверь в цех, в котором, собственно, и находились сами птицы, были изодраны до такой степени, что по своему произволу сословие дозволительно было увидеть, не заходя внутрь. Зайдя внутрь, мы впервые зa все наше пилигримство почувствовали вещь вроде небольшого страха с неким отвращением. Внутри все было в крови и в куриных перьях, как якобы здесь была своего рода «куриная мясорубка», хоть ни одной мертвой курицы мы не нашли, только перья и кровь, море крови. Дверь в комната администрации оказалась открыта, зайдя туда, мы увидели, что телевизор, телефон, стол, стулья, бумажная макулатура, лежавшая на столе — не были тронуты. Было такое ощущение, что все вместе куда-то исчезли. Возникли некоторые вопросы, почему безделица из только вышеперечисленного не было забрано? Откуда такой разноголосица в цеху? Почему двери в администрацию и в общество выглядели так, как если бы неизвестный туда ужасно здорово ломился? Ни на 1 из этих вопросов мы не могли ответить. Обсуждая всё это, в попытках догадаться, что же здесь произошло, мы шли к нашим лыжам, которые были оставлены близко от входа в администрацию.

Молча и под большим впечатлением и некоторым страхом в глубине души, мы собирались продолжать путь.

Отойдя подальше от этого места, мы остановились, сняли с плеч сумки, достали термоса и контейнеры с бутербродами, и, обсуждая увиденное.
, перекусывали. Было уже 11 часов утра, мы продвигались по нашему маршруту на север, в сторону леса, шли в том же порядке: Андрей, я, Саша и следом зa ним Сергей. Не знаю как около них, Но около меня мысли были чуть о том, что я увидел в той птицефабрике. который же мог да проникать в общество и в комнату администрации? неловкий сомнительно ли, их тогда просто нет, больше ни около одного животного не хватит силы разодрать да деревянную цеховую дверь и исцарапать железную дверь комнаты администрации.

К 12 часам пополудни мы подошли к лесу, деревья были вконец высокие, за густоты леса он казался крайне мрачным и тёмным. Мы нашли небольшую тропинку, видимо звериную, шириной почти метр-полтора, и пошли по ней, ступень за ступенью углубляясь в лес. Но все бы ничего, если бы за ошибки на карте мы не сбились с маршрута. А неловкость была в том, что та дорожка, по которой мы пошли, вела нас в противоположенную сторону от хижины. То теснить мы шли направо, Кагда нужно было дождь налево. начинать да вот, за того, что мы ошиблись, мы пришли к хижине не к 12:30-13:00, как планировали, а к 16:00. Уставшие и изнуренные мы вышли на небольшую поляну, на которой находился охотничий домик, к которому плотно прилегали деревья со всех сторон. Но единым духом же забыли о том, что устали, и о том, что, скорее всего, придется ночевать в хижине. Мы увидели знакомую картину: разногласие около домика, все разбросано, железная дверь, которая снаружи и изнутри была утеплена стекловатой, оббитой дерматином, кто держался на дверных болтах по всей двери — был разорван, а сама дверь что есть мочи помята. терем был сложен из бревен, и снаружи около дверного проема бревна были изодраны когтями. Зайдя внутрь мы обнаружили, что в домике имеется напитки печка, керосиновая лампа, деревянный стол, три стула и некоторые кухонные обстановка в виде сковородок, казанка, трех вилок, ложек, а и 1 нож. В общем, мы решили заночевать здесь. Видно, что тогда бесконечно давнешенько никого не было. покамест мы с Андрюхой искали тропу, которая ведет назад в поселок, Серега собирал дрова, которые были разбросаны по всему периметру, как лже- Мамай прошел. Саша нашел молоток и решил выровнять дверь, если жечь печь было бы бессмысленно и бесполезно, да как она была согнута снизу настолько сильно, что, наверно, индивид среднего телосложения свободно мог там пролезть.

Примерно к 20:00 все дела были сделаны, мы действительно нашли ту тропу, которая ведет в поселок, Серега собрал дрова, хотя они были и непомерно сырые. Пролежав некоторое время в доме дерево совсем немного подсохли, да что дозволительно было, хотя и с большим трудом, разжечь печь. Сане удалось не только выровнять дверь, Но и оббить ее оторвавшимися клочками дерматина и стекловаты и снова некоторым материалом, что он, по его словам, нашёл зa домом.

После тово как мы разожгли печку, растопили осадок (воды с собой около нас не было, был только чай, так и тово практически не осталось), сварили себе еда — лапшу, суп, заварили и выпили думать с бутербродами. Первым к 10 часам вечера ушёл храпеть Андрюха, мы вдобавок некоторое время посидели, поговорили о том, что с нами случилось зa последние 24 часа, о наших впечатлений от увиденного, и, закрыв дверь на три щеколды (одна сверху, вторая посередине, третья снизу), пошли храпеть часов в 11 вечера, завернувшись отдельный в мой одноместный спальный мешок.

Дело в том, что удобств внутри этого домика не было, нуждаться было двигаться зa домик, и будто 10-15 метров от него в лес.

Разбудил нас Серега, что как раз сходил в эти самые удобства. С криком он залетает в хижину, закрывая двери орет бессвязную речь. Мы вскакиваем спрашиваем: «Что случилось?!», смотрим на него, он место чистый как мел, только трясет, молчит, безделица говорить не может, а Кагда пытается что-либо говорить, заикается с такой силой, что понять его практически невозможно. Мы начали его успокаивать, налили ему чая, в общем, почти час он отходил, после рассказывает: «Смотрю, на крыше дома неизвестный сидит, суть сидит и смотрит на меня. Глаза светятся, красным горят! Подошел я к лестнице, которая ведет в хижину, он все это время покамест я шел от туалета до дома — смотрел на меня. опосля чего я включил фонарик и посветил на то, что там сидело. Ребята, я уронил фонарик враз же. Тварь, похожа на волка, волчья рожа!!! Но только раза в три больше волка, покрытый шерстью, черного цвета, или же темно-серого. Сидел и смотрел на меня!!!».

Заикание около него пропало, боязнь осталась. Мы, конечно, не верили во всяких оборотней, ведьм и т.п. Подумали, что ему спросонья показалось, а тогда вдобавок и перепад температур, в хижине достаточно тепло было, а на улице достаточно действительно холодно. Ну, в общем, мы оставили его дома, а сами вышли на улицу посмотреть, что там так точно как. Фонарик валялся включенный около крыльца. Мы подошли, взяли фонарик, посветили наверх — никого нет, посветили по сторонам — тожественный никого. Ну, подумали мы, как почудилось. Зашли в хижину — закрылись. Сказали, что ему показалось, никого там нет, ложись спать. Серега совсем немного успокоился, лег и сквозь некоторое время заснул, как и все мы.

Но часа в 4 ночи начался ад, в прямом смысле этого слова. Все началось с того, что проснулись мы от дикого воя, что доносился откуда-то сверху. голос был настолько сильным, что около нас даже заложило совсем немного уши. опосля этого последовал веский щелчок в дверь и тишина. Мы были растеряны. чрез некоторое время около хижины начал неизвестный бегать, причем кусок этого чего-то была приличной, да как прыжки либо шаги были отчетливо слышны и даже сотрясали все внутри нас. Причем это вещь бегало с ужасно большущий скоростью около дома, или вконец быстро, или их там было несколько. Дикое голос доносилось по ту сторону двери, и вдобавок двое сильных удара. Дальше последовал скорый скрежет когтями по двери и опять не мало ударов. Такой боязнь сам я, так точно и наверно отдельный из нас, отроду в жизни не испытывал. Меня исходная точка трясти, я не могу остановиться, казалось, что от страха вывернет наизнанку, тошнота и страх, страх, силы которого заставляли в буквальном смысле посещать с ума. Саша забился в угол хижины и не реагировал на то, что мы ему пытались сказать, то есть пытались, потому что не знали, что говорить. сегодня понятно, почему Дима да вел себя опосля того, как увидел то, что увидел. Тишину, которая продолжалось минут 10, сотряс бешеный вопль, плач и пощечина в дверь, опосля которого средняя щеколда вылетела. Андрей, я и Серега подбежали к двери и со всех сил начала щемить на нее, пытаясь заменить щеколду, которая лежала близко от двери. Последовало вдобавок не мало ударов в дверь, а после тишина, через которую мы слышали хриплое дыхание зa дверью. фобия становился все сильнее и сильнее, я повернул голову, посмотрел на Сашу, тово трясло, он был место белый, опосля чего его вырвало. Неожиданный плач зa дверью и толчок вызвал около нас рвоту, фобия был таков, что мука в животе не давала торчать около двери, я сел, ребята тоже. душа билось с огромной силой, чувствовалась слабость, непонимание, мы не могли говорить, только отдельные слога, и то нечетко. Я не знаю, сколь прошло времени, Но мы очнулись в хижине часов в 10 утра, верхняя щеколда была выбита. Первым очнулся я, после не мало минут Андрей и почти что разом Сергей, Саша был бес сознания опять час. Мы не понимали, где находились, как туда попали, только после некоторое время память к нам вернулась. Мы вышли на улицу, уже было светло, дверь была вся исцарапана, и очень помята сверху. около хижины было большое число огромных следов, как около волка, только в не мало раз больше. Мы стояли практически раздетые и не чувствовали холода, не было страха, не было радости, что все закончилось, не было ничего, опустошение. опосля чего мы тихо взяли вещи, одели лыжи и молчаливо ушли по тропе, которая вела в поселок. По дороге мы нашли разорванного волка, Но тихо прошли пропускать него. Главным словом, которое стало быть для нас во время пути в поселок, это молчание. Мы не слышали ни хруст снега под ногами, ни рулада птиц, ничего. Тропа, которая вела нас в поселок, стала для нас тропой жизни, которая вела нас от страха.

Когда мы вернулись в домик, арендованный нами в поселке, мы переоделись чистую одежду, которая осталась там. Во время того, как мы переодевались, я повернулся и увидел спину Сани, около него были кровавые подтеки на спине от бревен. С такой силой от страха он прижимался к ним, питая надежду спастись. Когда-то праздничный и словоохотливый юноша Саша превратился практически в немого парня, какой в свои 25 выглядит на 45. Я не знаю, почему то есть на нём это да все отразилось, наверно за того, что он был самым слабым из нас, а может, и самым сильным. Увы, я и те, который прочтут это, отродясь тово не узнают.

P.S. Я написал это зa 8 часов, стараясь донести до вас все детали, вспоминая и мысленно переживая все это опять. От себя чуть хочу добавить — я не знаю, что это было, который это был, я только знаю что — ЭТО БЫЛО. А надеюсь, что оно ни во веки веков больше не вернется из прошедшего времени в настоящие, или же в будущее.

«Мы думаем, что со страхом свободно справиться, Но на самом деле страху свободно справиться с нами.»

[hide]Источник[/hide]
Автор: KinG