"Сувенирная" кость погубила жизнь


[hide]Источник[/hide]как-то мне пришлось хоронить концы своего близкого друга. Естественно, это опасный шлепок для всех, который его знал, ведь 44 возраст — это настоящий расцвет сил и жизни. До сих пор мне кажется, что я знаю разгадку этой внезапной смерти…

годов десять назад, а может, и больше, ездили мы с девушками своими по Золотому кольцу. около Николая была доставшаяся от отца машина, не Господь извещение какая, Но ездила, и даже на приличные расстояния.

Таким вот образом добрались мы до Суздаля, погуляли по городу, накупили сувениров, а уже накануне самым отъездом некоторый посоветовал съездить в пригород Суздаля — Кидекшу, где сохранилась старинная колокольня, напоминавшая Пизанскую башню.

Действительно, колокольня и действительно наклонная, может, не так, как знаменитая башня, Но вещь в этом роде. некоторый монастырь, что ли, там был…

Машину поставили уже зa монастырём, внизу, приблизительно около реки, и стали всплывать наверх. Видимо, в монастыре была какая-то реконструкция, потому что шли мы пропускать мусорных куч с гнилыми досками и выщербленными кирпичами.

И внезапно Коля застыл. между этого строительного хлама валялись… человеческие кости! Коричневые, точно обожжённые временем, только кости, черепов не было. Я было рванулся с девушками наверх, а Коля обстоятельно изучал мусор…

И вдруг, решительно счастливый, берёт одну из костей и с возгласом: «Сувенир из Кидекши!» — догоняет нас. Это была, вероятно, берцовая кость когда-то жившего здесь человека. как ни старались мы его отговорить, ничего не помогало. да и увёз эту жуткую находку в Москву.

Знаю, что он даже пытался пристроить её в только музей, а Кагда не получилось — кому нуждаться такое «добро»! — просто положил кость на стеллаж в квартире и по всякому поводу показывал гостям, хотя бы некоторый простой нос воротили от этой вещи.

На какое-то время мы с Николаем разошлись, я переехал к жене в Ригу, и встретились мы возраст четыре назад. Его нельзя было испытывать — в свои сорок годов он выглядел оплывшим, едва передвигающимся стариком. С той самой девушкой, которая ездила с нами, давнехонько расстался, получил кучу всевозможных болезней, одышку, перенёс инсульт…

Неудобно было утверждать о его болячках, вспоминали прошлое, и Николай зазвал меня в гости. В квартире стоял такой смрад, что я быстренько ретировался. Но успел заметить, что «сувенир» прежде лежал на своём месте.

А после я узнал о его смерти. Он просто умер, один, и нашли его не сразу. Кагда я спросил про кость, сестра его ответила, что никаких костей в квартире не было. И тем не менее вещь здесь не то…

Кирилл Горюнов, Рига
[hide]Источник[/hide]