Плачущая шахта. Погоня


фобия обретает форму.

Предыдущие части:
1. [hide]Автор: Василий Чибисов, психоаналитик[/hide].
[hide]Общая план сюжетных линий[/hide].
[hide]Все рассказы автора[/hide]14

И действительно. Смогло. Оно даже не перелезло, а просто перешагнуло сквозь забор. До безобразия похожее на человека, до ужаса живое и целостное. Ни намёка на искусственность или же мертвенность. Но как, как планета стерпела такое существо на своём теле?!

Это было на четырех конечностях – суставчатыми “ногами”, завершающимися не то ступнями, не то ладонями. В длину оно явно достигало многих метров, все же гора существа был согнут в дугу и напоминал хомут. Вздымающиеся при его размеренном дыхании бока плотно обтягивали долгий шеренга рёбер: как место его суть состоял из хребта и костяных полукруглых скоб. Поросшая редкой рыжеватой шерстью кожа, казалось, была просто натянута на сей каркас.

К гротескному туловищу была прикручена башка, бес всякого намёка на шею. если бы эта лицо появилась в окошке пивного киоска, первый встречный бы принял её зa местного алкаша. Чёрная борода, нос картошкой, небольшой лоб, нелепый суждение под бо-ком посаженных глазёнок.

Ни Бэзил, ни Ерванд Оганезович ни в жизнь не видели безделица подобного. Не видел таких тварей и рабочий, до последнего момента втихомолку ожидающий своей судьбы на крыше гаража. Но лик ночного гостя, похоже, вывел паренька из ступора. Он стал отползать подальше от края. как как бы это спасло бы его жизнь!

Существо шумно втянуло атмосфера и неторопливой косолапой походкой направилось к гаражу. Встав на задние конечности, оно просто поставило передние на крышу. к тому же мгновение – и существо сгребла рабочего в охапку и стала его жевать. Не убавлять на куски и даже не грызть, а то есть жевать своими широкими квадратными зубами. Челюсти мерно сдавливали плоть жертвы, оставляя многочисленные следы, только кое-где прокусывая до крови. работник орал от боли и страха, Но исполнять нисколько не мог – передние лапы существа сильно сдавили его, не давая вырваться.

Пока загипнотизированный режиссёр взирал на эту сцену, Бэзил аккуратно стащил с носа главврача очки и, держа их на отдалении от лица, пытался более подробно замечать монстра. Больше только демонолога смущали болезнь этой твари. как известно, до изобретения геномного секвенатора, всю нечисть приходилось разбирать по достаточно сомнительным признакам. Одним из “столпов” старой классификации были зубы. “Прикус и организация челюсти подделать невозможно”, – гласили многочисленные учебники по демонологии. И или они безнадежно устарели, либо…

— Знаете, Склифосовский, а ведь это человек! — заявил Бэзил, возвращая очки.

— То кушать как?!

— Не знаю как, Но лицо, а преимущественно зубы, около него абсолютно человеческие.

— Ну, может, голову пришили к… к этому… телу? — не сдавался Смирнов.

— Меньше зреть ужастики надо. Никому снова не удавалось создать чистого кадавра в домашних условиях!

— Чистого?

— Ну, а почему их нечистью называют?! — Бэзил подождал, покамест пройдёт очередная еда воплей рабочего. — Потому что в их сущности очень выделить чистой основы. какой угодно вурдалак, обретая жизнь, получает в нагрузку такой качество телесных деформаций, что человеком его назвать уже нельзя. И в первую очередь страдают зубы. складка челюсти – вот визитная изображение первый встречный подобной твари.

— То снедать это некоторый леший?!

— Леший… А в этом вещь есть, Станиславский! Я даже Вам верю. Так! — осенило Бэзила. — теперь мы это и проверим. около Вас телефон близко?

— Вот он! — Смирнов достал из кармана мобильный.

— Отлично! Открывайте настройки, рингтоны… так… ищите “Roosters alarm”… Ищите, ищите.

— Нет тогда такого!

— Дайте сюда телефон. Хм… а, вот оно. Выбираем… И, о-па. Мда. Заряжать не мешает телефон, Ерванд Оганезович! — Бэзил удрученно взирал на погасший экран.

— И что теперь?

— А теперь, — демонолог поднял суждение и увидел, как особь принюхивается и начинает разворачиваться в сторону машины. — А сегодня по газам, если пребывать хотите!

15

Автомобиль сорвался с места, дав последний ход. И вовремя: торчком накануне капотом приземлилось существо, оказавшееся неплохим прыгуном. Ерванд Оганезович не растерялся и включил далекий свет. Фары сработали безотказно: “леший” рухнул как подкошенный, закрывая передними лапами морду.

— Неплохо сработано, — хмыкнул Бэзил, чуть чудом не встретившийся макушкой с лобовым стеклом. — Только поспевать ранее надо.

— так точно я непосредственно недавно не ожидал, — виновато пробормотал Смирнов. — Меня просто обычно шофёр возит, вот.

— Давайте быстрее, покамест оно не оклемалось. Шофёр его возит!..

Держа ночного гостя в фокусе фар, режиссёр стал выруливать зa пределы двора. скоро повернув вправо (Бэзил еще раз чудом избежал встречи со стеклом, на сей раз боковым), Смирнов погнал в сторону выезда. До ворот оставалось очень чуть-чуть, Кагда сзади послышался аритмичный топот.

— Знаете, я малость вспомнил!

— Что? Очередную историю из режиссёрской карьеры?

— Нет. Главные ворота. Их обычно закрывают на ночь.

— Поздравляю! — со спокойным сарказмом отозвался Бэзил.

— Подождите. лакомиться вторично 1 выезд. Мы теперь можем свернуть вот здесь. Эта путь ведёт как раз в город…

— И проходит сквозь территорию старого скотомогильника! Я Вас поздравляю, Станиславский! Вы только что придумали бесподобный план.

— Других маршрутов около меня для Вас нет! — изобразил режиссёр маловесный грузинский акцент.

— Нда… Погоди-ка! А это что зa дорога?

— Это не дорога. Здесь когда-то был забор, огораживающий чей-то участок. Но часть почему-то забросили, ограда снесли. Там вдалеке вкушать старенький дом, к тому же дальше – освобождение в лес. И, по-моему, опять одна дорога.

— Вот! Туда-то мы и поедем! По коням!

Смирнов беспрекословно повернул руль. орудие подпрыгнула на выбоине (теперь Бэзила ждала неприятная случай с потолком авто). Сзади вещь громыхнуло: враг не вписался в кривизна и врезался в чей-то забор, заставив чугунную ограду прогнуться.

— Он общий пробиваемый?

— Знаете ли, не хочется недавно проверять.

И водитель, и путешественник вместе с тем оглянулись назад. Смирнов, подчиняясь шестому чувству, сбросил скорость. Это их и спасло. орудие врезалась в незначительный пенек от спиленной когда-то яблони. подзатыльник был не чрезвычайно сильный, Но о продолжении поездки в ближайшее время речи не шло.

— около Вас снедать духи либо лосьон?

— Есть. В бардачке посмотрите. Купил жене в подарок. А что?

— А то. Вы его при всем том ослепили. в настоящее время оно ориентируется на дух крови. Вашей крови, если заключаться точным. по-этому просьба сползти куда-нибудь поближе к педалям.

Смирнов беспрекословно “растёкся” по сидению, опустившись мягким промежуток на пол салона. в настоящее время его болезнь находилась на уровне руля. Бэзил, не век думая, откупорил пузырек с духами и вылил содержание торчком на лысину главного психиатра.

— Всё. Сидите, не жалуйтесь и не шевелитесь. Постарайтесь не дышать.

Ерванд Оганезович волею последовал бы последнему совету. дух французской парфюмерии наполнил салон как “циклону Б” из нацистских концлагерей. Но режиссёру не судьба было век удерживаться концентрированное амбре. Над его головой лопнуло окно, потянуло вечерним прохладным воздухом. Но купно со свежим ветерком салон наполнило чьё-то разгоряченное хриплое дыхание. Смирнов почувствовал, как его лысину стали сосредоточенно обнюхивать.