Лошадиные черепа


Здравствуйте, меня зовут Даниил, и я решил изложить здесь одну крипотную мистику, которая произошла со мной одним школьным летом. Это взаправду произошло со мной и моим братом, Но надеяться либо нет — ваш выбор. Мне как только надо было выпустить это воспоминание из головы, если меня понимают здесь. вмиг оговорюсь, что объяснять я буду по ходу мысли, да что если вы почитатель изысканности, то раньше простите.не мало годов назад, на мои летние каникулы, пришёл к нам в гости выше- старший брат. Ему на тот момент было уже солидных тридцать пара года. мастерство было вечером, и наша мама приготовила нам суперский молодой суп с фрикадельками, зa которым все решили (моего слова, конечно, ни один человек не спрашивал), что послезавтра я и пара едем в тайгу, да как я ряд сидел зa компом. Мне в то время было семнадцать лет, и я был, как вы догадались, заядлым геймером. В тот же бал я собрал нужные багаж и отправился ночевать ко дворам к брату. Да, я сибиряк, да что не надо удивляться.
Хотя отвечать от непрерывных забегов на европейские паблики дальнейший дотки было достаточно болезненно, неповрежденный погода подготовки к поездке пробудил во мне интерес, да как зa всепоглощающим желанием забавлять на компе теплился любопытный смысл искателя приключений. Днём мы поехали по магазинам и покупали всё то нужное, чего около нас не было для похода. Оставшийся погода мы провели зa планированием маршрута по спутниковым картам и отправили по мейлу родителям выше- оборот — необходимая масштаб предосторожности. погода был достаточно выматывающим для меня и, как пара сказал, что пора ложиться, да я и вырубился.
Подъём был в шесть утра и, проверив снаряжение, мы двинулись в крюк на нашей Ниве-крокодиле, машине отечественной, Но благодаря усилиям брата более надежной и комфортной, чем обыкновенный тазик. сквозь полчаса мы с полным баком выехали зa черту города, и атмосфера стал значительно более приятен для вдыхания, нежели городской смог. Кагда мы, наконец, подъехали к опушке леса, я в один присест почувствовал своей отсиженной задницей, что мы нынче там, где такие как мы, то вкушать небольшие группы людей, уже не могут являться до конца спокойны зa свою безопасность. Пальцы тогда не погнёшь, да сказать. согласие обычаю, мы привязали не мало разноцветных ленточек к большому дереву, положили копейки на алтарик из камней и побрызгали молока в качестве подношения духам. Шаманизм, если кому интересно, это своеобразная мировая с духами местности, как в магазине, например. Помните, как в детстве: дайте, пожалуйста, булку хлеба. А продавец вам: пять рублей! А вы: вот! А после к себе с огрызком приходите. да же и с духами, вы им дар и просьбу, а они её выполняют, если всё было чинно. Вот некоторые скажут, мол, что зa архаизм, а я вам скажу, что это, наверное, и спасло нас в последнюю ночь. Но пугающие странности произошли опять в первую ночь.
Приехали мы на назначенное простор и начали раскладываться. Я помог брату разложить палатку и по поручению пошёл соединять дрова. Нет, я как на грех не заблудился, а вернулся с внушительным грузом различных веточек, прутиков и хороших сухих палок. пара уже заканчивал обустройство нашего лагеря, а это значит, что подошло время для несправедливо забытого мной супа из картошки, мяса и лука. Ценители меня, думаю, поймут, ведь даже немедленно слюни текут.
После изысканного супа брат, взяв удочку, пошёл к реке, которая была совершенно в двух кустах от нас. Я же остался работать на стуле и забавлять во каждый треш на своём смарте. после десять минут я почувствовал чьё-то суд; быть неподалёку. Я борзо поднял глаза и осмотрелся, выше- воззрение зацепила одна панорама — настолько странная, что я отложил мой андроид подальше и попытался замечать что-либо необычное, Но безрезультатно. Напряжённую тишину нарушил выше- брат, вернувшийся с добычей. На сумерки около нас была, вновь же, необычайно вкусная уха. стоит сказать, что спокойствие была есть тот грех необычная, ведь не было даже пения птиц.
Дело шло к вечеру, и около нас с братом завязался будничный вечерний разговор. прежде я замялся, Но после привык, и мы закончили часам к одиннадцати ночи, попутно прерываясь на пламенный думать с печёной картошкой.
Закончив разговор, мы затушили костёр и отправились спать. Но внезапно, открыв палатку, пара дёрнулся, как его током ударило. рысью оправившись от шока, он направил фонарик внутрь палатки, Но там ничто страшного не было. Он сказал, что увидел что-то, Но это оказался просто спальный кошель вперемешку с тенями от деревьев в лунную ночь. Тем не менее, мы подожгли засушенный можжевельник и, до затушив, прошлись тлеющей веточкой внутри и около палатки. Считается, что её суета изгоняет злых духов и очищает промежуток от их ауры. Понимаю, звучит в стиле РЕН-ТВ и прочей чуши, Но если РЕН-ТВ — это рептилоиды и сущности гномиков, то вкушать полнейшая нелепость, то то, что я вам описываю — заложенное в народы Сибири с древнейших времён знание, которое не было прервано даже во времена СССР. опосля этого мы легли спать, и комары нас не тревожили. все-таки чрез не мало часов мы проснулись за подозрительного звука.
Лишь только я открыл глаза, гам прекратился. пара был встревожен. Он показал мне жестом быть спокойно. Судя по тени, вещь приближалось к палатке. Оно встало так, что относительно отчётливо дозволительно было обвинять по его тени, проецируемой на палатку, что это было вещь в каких-то лохмотьях либо шкурах. Не здорово широкий, не изо всех сил высокий. Метр пятьдесят, может. Оно стояло да до палаткой, казалось, минут десять. пусть бы зa время в таких ситуациях обычно не ручаются. неожиданно оно повернуло своё туловище влево и скоро убежало на четвереньках прочь. воспитывать было сильно и, если борзо адреналин отступил, да скоро мы и отключились, начинать я, по крайней мере.
На утро мы осматривали выше- лагерь. воспитывать было страшно, нуждаться сказать. нуль не было тронуто, Но первое и единственное, что мы заметили — мёртвая сорока, лежащая между лагеря. покамест пара продолжал осмотр, я, поддев палкой мёртвое тельце, отнёс его подальше и вновь ощутил потустороннее уважение на моей персоне. Положив мертвое тело с палкой на землю, я не стал вглядываться в гущу леса, а лишь только поспешил вспять к разводимому костру, что бы попить чай. Мы решили, что это был просто буйный зверь.
Конечно, это было глупо. какой необыкновенный животное мог защищать на задних лапах да медленно И на кой бес ему совершать это пред палаткой? Но примитивный фобия заставлял нас веровать в сей вариант. Мнимая вера в собственной безопасности позволяла нам не вникать о поспешном возвращении домой, и мы остались на к тому же одну, последнюю ночь. деревня число прошёл достаточно насыщено, насколько это вероятно в тех условиях, добро бы тёмная идея не покидала мою голову и брата, как казалось, тоже.
Перед сном мы вновь прошлись можжевельником по округе, Но не успели мы затушить костёр, как пара вдруг скомандовал мгновенно скликать самое нужное и рассесться в машину. вмиг опосля этого он достал палку из костра и направил её в сторону леса, вдалеке я увидел слабые очертания лошадиного черепа, висящего в воздухе, но, как я понял мгновением позже, череп был на ком-то, который был одет в грязные шкуры и держал мертвое тело птицы, сороки, судя по произошедшему днём. за исключением этих деталей я не разглядел ничто более, он стоял метрах в десяти от нас, и огня палки хватало только что бы немного осветить его, как раз настолько, что бы я понял, что в настоящее время пора рассесться в машину. пара неспешно отходил к машине, лицом к этому безмолвному существу. Он бросил палку около самой двери, мгновенно сел в машину, завёл двигатель, аристократия фар осветил лес, и чуть одного понимания того, что мы видим предварительно собой сраную дюжину таких же существ хватило, что бы пара втопил по газам по обратной дороге. покамест мы петляли в лесу, то тут, то там мелькали эти фигуры, Но шиш более, исключая как походить в нашу сторону, они не делали. Выбравшись на более-менее просёлочную дорогу, мы с облегчением выдохнули, Но как только пара посмотрел в зеркало заднего вида, я понял, что вторично не всё кончено. Сзади были они, висевшие в воздухе чудовища, шкуры которых трепались на ветру, пустые глазницы лошадиных, козлиных и коровьих черепов смотрели торчмя в окно заднего вида.
Это продолжалось опять некоторое время, Но как только мы выехали на асфальтированную дорогу, они остановились над одиноким мерцающим фонарём закрытой заправки и провожали нас своими чёрными взглядами.
Мы приехали ко дворам в пять утра. Последние сам-друг часа вёл я, а брат, измождённый, спал на соседнем сидении. Мы оставили там палатку и паки некоторые вещи. Подъезжая к городу, мы поменялись.
По приезду мы поехали к родителям и всё им рассказали. сквозь пара дня мы поехали в глухую деревню к шаману, который, как только мы вошли в его юрту, чуть сказал, что хорошо, что мы сделали подношение. Вот непосредственно сходу, прикиньте? Мы спросили о тех чудовищах, Но он только что сказал, что в Тайге глотать не только духи, а духи спасли нас от других. На этом он закончил, мы поблагодарили его, и родители оставили ему гостинцы и подношения. Говорят, что как только единицы — настоящие шаманы, и они живут изолированно от других, а все эти сертифицированные центры шаманизма — шарлатаны. Говорят, что сей уже умер.
Сейчас мне уже двадцать два, я студент, около меня вкушать женщина и кое-какой заработок, да что всё соглашаться в гору. Мы всё же кое-когда собираемся с братом в Тайгу, Но не да глубоко, и В любое время делаем подношения духам местности. спорадически я вспоминаю это накануне сном. Те черепа животных. если бы всё сложилось иначе, то безотлагательно мы с братом одинаковый бы носили лошадиные черепа и шкуры. А может и нет, мы да и не узнали, который это были. И наша дом всё да же стоит там, в глубине Тайги, брошенная на самовольство судьбы, окруженная неизвестностью и безмолвным трупом сороки, которая была брошена зa соседним кустом.