Попаданка: Мертвая, но довольная! Глава 8


Автор: Я.

Новая глава.атаман 8.

Их было около дюжины. Мертвые маловато походили на тово Шатуна, с которым я сражалась в поселке. Их тела к тому же не проявляли никаких признаков разложения, и о том, что эти человеки мертвы, говорил как только искусственный желтовато-белый колер кожи, заострившиеся черты лица и кругом безделица вид на лицах. между вышедших на дорогу живых мертвецов я насчитала четыре женщины и семь мужчин, одетых в какие-то грязные обноски, явно знававшие лучшие времена. около некоторых лица и открытые участки кожи были покрыты чем-то темно бурым, предположительно, засохшей кровью.

— Сиди и не дергайся, — негромко произнес Лазарь, не отрывая напряженного взгляда от Мертвых. — если внезапно подойдут через силу близко, лезь на крышу.

— А почему не убегать — нервно поинтересовалась я, стараясь не направлять(ся) уважение на испуганные поскуливания Ксюхи. инициатор раз вижу, что бы фата-моргана дрожал. Ей-то что бояться, интересно? хоть Ксю при жизни потворствовать не могла фильмы ужасов, да что, видимо, невольный фобия до живыми мертвецами около подруги неконтролируемый.

— Мертвые невероятно сильные и быстрые, — проявляя из Тьмы свои парные клинки, пояснил некромант. — В тебе на сей счет я вещь не уверен. Они не медлительные и, по сути своей, тупые Шатуны, а бездушные убийцы, способные прижимать свою жертву до тех пор, покамест она не упадет от усталости.

— Мама дорогая! — впечатлилась я. — А ты с ними справишься?

— Это моя работа, — криво ухмыльнулся Лазарь и свободно спрыгнул с козел. Для Мертвых это, видимо, послужило сигналом к атаке, и они, издав леденящий душу крик, кинулись по направлению к некроходу.

— Не хочу на это смотреть! — пискнула Ксюха.

— Зажмурься, — отмахнулась от нее я, прикидывая, может стоит приходить на крышу стойком безотлагательно А к тому же лучше пренебрегать на все и однако рисковать убежать. Но не кидать же здесь Лазаря на растерзание этим тварям! Он меня паки к Храму жить должен, посреди прочим! Сейчас-то я четко осознала, что бес некроманта до своей цели я не доберусь. Значит, отринем презренные мысли о бегстве, залезаем на крышу и начинаем «болеть» зa такого полезного Лазаря!
выделка тем временем набирало обороты. Лазарь, окутанный Тьмой, штопором ввинтился в толпу мертвецов, которые, то ли испуганно, то ли обрадовано взвыли и с рычанием накинулись на некроманта. То и суд мелькали клинки, в атмосфера взвивались отрубленные конечности, Но Мертвые не собирались отступать. Они не знали ни страха ни жалости — ими двигало единственное желание. хотение убивать.
как и тогда, на поляне, при битве с Хмырями, Лазарь двигался невероятно быстро, нанося молниеносные удары, и, как я поняла, стараясь отрубить противнику голову, Но и живые мертвецы оказались на удивление проворными, уворачиваясь от ударов и стараясь достать когтями самого некроманта.
тогда я увидела, как от толпы нападающих отделилась женская рисунок и, хищно взглянув в мою сторону, издала низкое, горловое крик и бросилась в атаку.
— Мамочки! — взвизгнула Ксюха и видимо, от переизбытка чувств начала блекнуть, покамест не исчезла совсем.
Вовремя, однако! Мне вот, например, одинаковый безотлагательно хотелось раствориться в воздухе, а не работать на крыше и с ужасом наблюдать, как на меня несется Мертвая. Из некрохода не прекращались испуганные крики и истеричные подвывания, которые вносили кроме большую смуту в мою трусливую душонку.
Я прекрасно понимала, что Мертвой не составит большого труда достать меня на крыше некрохода . То, что я смогу одолеть ее да же, как Шатуна, я непомерно изо всех сил сомневалась, и, не мешает признать, около меня были на то основания. Кагда Мертвая приблизилась довольно близко, я смогла замечать страшное, хищно ощерившееся острыми клыками лицо, спутанные темно-рыжие волосы и глаза, в которых явственно читался звериный голод. В ЭТОМ больше ничто не осталось от человека — передо мной была тварь, жаждущая убивать свою жертву на части.
Я с трудом подавила в себе зуд заорать, Кагда Мертвая одним большим прыжком оказалась на козлах и попыталась проникать ко мне на крышу. Меня такое соседство категорически не устроило, по-этому я со всей дури ударила ее сапогом стоймя в оскаленную морду. рот взвыла, Но попыток познакомиться со мной поближе не оставила. ныне нос Мертвой был круто повернут на бок, а на мертвенно-бледную кожу хлынула густая черная кровь. В ноздри ударил резкий, томительный запах, заставивший меня оскалиться и хрипло зарычать.
Нападавшая замерла и, как мне показалась, совсем немного удивленно принюхалась. Кажется, до нее дошло, что до ней, да говорить «коллега». Не теряя времени даром, я решила развить успех, и снова лягнула Мертвую по голове. На сей раз, противница свалилась с козел, и я, понукаемая каким-то нездоровым азартом, спрыгнула вслед зa ней на землю и, схватив зa рыжие волосы, с силой ударила о переднее колесо некрохода. Мертвая в дежурный раз взвыла и яростно забилась, рыча и пытаясь извернуться из моей крепкой хватки. Мной же завладело то самое вкус собственной силы, которое я испытала в поселке, Кагда боролась с Шатуном. дежурный сильный заушение головой о металлический диск колеса, и череп моей противницы с тихим хрустом проламывается, оставляя вмятину и черные разводы на серебристом металле. Я, стараясь не вдыхать раздражающий дух мертвой крови, долго поднялась и, отпихнув ногой уже последний труп, посмотрела в ту сторону, где в завершительный раз видела Лазаря.
Некромант, к моей радости, уже добивал последнего Мертвого, который, не смотря на обрубленные руки, все кроме старался ухватывать в свою жертву острыми зубами. расход была явно напротив и, совершив скорый бросок, одним махом снесла хищно скалящуюся голову с плеч. Мрачно оглядев разбросанные труп разной степени расчлененности, Лазарь повернулся в мою сторону, и мне показалось, что в его взгляде промелькнуло облегчение. На сокращенный миг, а кроме его образина снова следовательно непроницаемо серьезным, и он, развеяв клинки, немного пошатываясь, направился к некроходу.
— Что с тобой, ты ранен? — взволнованно спросила я, глядя, как и бес тово бледная шкура стала очень белой. Растрепанные, выбившиеся из тугого хвоста кудри прилипли к мокрому лбу и щекам, а в глубине темных забота затаились сдерживаемые отголоски боли.
Я могла и не спрашивать, да как уже чувствовала такой сахарный и такой милый дух крови некроманта. Огромным усилием воли подавив в себе неясный рык, я отвернулась и залезла на козлы.
— так точно ерунда, царапина, — послышался преувеличено величавый напев Лазаря, кто заставил меня паки больше обомлеть зa здоровье своего спутника. — Сама как?
— Со мной-то что будит — как дозволено безразличней хмыкнула я, стараясь заграждать себя не дышать. Странно, покамест я не чувствую запаха крови, дыхание мне вполне не требуется, Но стоит только ощутить пролитую кровь, начинаю вдыхать инстинктивно.
Лазарь тем временем открыл дверцу некрохода и вещь втолковывал перепуганным пассажирам. Закончив, он залез на козлы и, болезненно поморщившись, повернулся в мою сторону:
— Ты как, можешь себя контролировать?
— Конечно! — ныне настал выше- черед выражать преувеличенно бодро. — Я весь держу себя в руках!
Некромант недоверчиво хмыкнул и, скривившись, схватился рукой зa бок. Только тогда я заметила, что свитер под распахнутой кожаной курткой разодран когтями и промок от крови.
— Может, я поведу? — предложила, с тревогой глядя в бледное вид спутника.
— Не стоит! — тряхнул головой некромант и, выдавив из себя кривую улыбку, сообщил. — около Владеющих Тьмой регенерация выше, чем около обычных людей, да что шибко от раны не останется и следа.
— Это обнадеживает, — облегченно выдохнула я и тогда же тайный рыкнула от приступа нечеловеческого голода. Так, спокойно Ольга! Главное, контролировать себя и не дышать! Не дышать, я сказала! Черт, Кагда эта дурацкая язва уже затянется.
— Может, тебя покормить? — озабочено нахмурился Лазарь, глядя на то, как я с силой сжимаю челюсти.
— С ума сошел? — хрипло возмутилась я. — Ты и да немедленно на Мертвого больше меня похож! да что заводи мой драндулет и поехали!
— Ты все же скажи, если будит очень плохо! — не унимался некромант.
— Обязательно! — раздраженно прошипела через зубы. Вот что зa упертый тип! самолично наконец на ногах от потери крови держится, а опять и меня содержать собрался! Почетный донор, чтоб его! Хотя, следует признать, такая неожиданная радение чертовски приятна. А, может, он просто боится, что я вовсе озверею от голода и сожру наших пассажиров?..
Некроход тронулся, оставляя зa собой изувеченные тела Мертвых, и вскоре, путь въехала под густую сень, утопающего в вечернем сумраке леса. Солнце уже приблизительно скрылось зa горизонт, и бог приобрело вид темного танзанита, рассыпавшись светлячками незнакомых созвездий. Заметив, что некромант вторично открыл флягу, к которой иногда прикладывался всю дорогу, я обеспокоенно поинтересовалась:
— Что там? Надеюсь, не алкоголь? — в его нынешнем состоянии спиртное может только увеличивать самочувствие.
— Я не настолько беспечен, что бы выпивать во время опасной дороги, — жестко произнес Лазарь, Но потом, как опомнившись, смягчил тон. — Извини. Это травяной сбор, какой обычно берут с собой в дорогу. Он замедляет некоторые… кхм… процессы в организме и на время притупляет некоторые… кхм… физиологические потребности.
— Какие это? — подозрительно поинтересовалась я, размышляя, какие такие физиологические потребности могут появиться около молодого здорового мужчины.
— Такие, за которых придется иногда останавливаться, — пояснил Лазарь. — А это, как ты могла заметить, очень чревато. Уйдешь по нужде в кустики, и не факт, что выйдешь оттуда… живым, по крайней мере. да что те, кому походить ехать из города в город, непременно берут с собой сей отвар.
— Ой, а ведь мы и истина зa все время поездки ни разу не останавливались! — задумавшись, вспомнила я. — Полезная штука, однако!
— Ага! — согласился Лазарь и, повернувшись ко мне, попросил. — Подержи-ка «рек»!
— Чего подержать? — растерянно воззрилась на некроманта, кто молчаливо показал на «рычаг управления». ей-ей уж, очень вещь отупела от необходимости изо дня в день удерживаться и не вдыхать дразнящий дух крови, какой кстати, кажется, стал намного слабее.
Кагда я переняла «рек», Лазарь, все к тому же совсем немного морщась, скинул куртку и с наконец различимым стоном стянул чрез голову свитер. худой любимец гардероба был безжалостно выброшен «за борт», и некромант предстал передо мной во всей красе — с голым торсом, то бишь. мало осмотрев четыре глубокие царапины, уже затянувшиеся и покрывшиеся корочкой, Лазарь порылся в сумке, достал флакон из темно-коричневого стекла и, щедро окропив его содержимым бинты, принялся аккуратно чистить с кожи успевшую подсохнуть кровь. Я то и занятие косилась в сторону некроманта, отвлекаясь от дороги, и получала чисто эстетическое отрада от созерцания крепкого, сильного тела с симпатичными родинками на животе и правой лопатке. Заметив выше- интерес, некромант выбросил испачканные бинты и выразительно приподнял бровь. Я смутилась и больше не поворачивалась в его сторону, покамест он не облачился в запасной мятый свитер и не накинул куртку.
— Можешь поворачиваться! — раздался насмешливый гик Лазаря, заставивший метнуть в него гневный взгляд.
— Не сердись! — заметив мое недовольство, примирительным тоном произнес выше- спутник. — просто это да забавно… понимать смущенную…
тогда он осекся, Но я прекрасно поняла, что он хотел сказать.
— начинать же, продолжай! — с горькой усмешкой проговорила я. — Мертвую! Ты ведь это хотел сказать!
— Ольга! — неожиданно, мою руку, с силой сжимающую «рек», накрыла ладонь некроманта, и в сей момент, я, как ни во веки веков остро, сожалела о том, что не могу ее почувствовать. Не могу ощутить тепло его кожи, не могу вдохнуть его запах… Тьфу, ты, черт! Это опять что зa новости? Он живой, я мертвая — нас разделяет даже не пропасть, а Гранд-Каньон, чтоб его!
— Ольга! — видя, что я в прострации и не реагирую, совсем немного громче повторил Лазарь.
— Что? — глухо спросила я.
Убедившись, что я его при всем том слушаю, Лазарь тайный и усердный произнес:
— Прости меня, дурака! Я ведь издревле не считаю тебя одной из… них. Ты другая, особенная, понимаешь? Ты умная, смелая, добрая, готовая приходить на помощь…
— Хреново ты меня знаешь! — не знаю, почему, Но от его слов я разозлилась к тому же больше. — Я ведь той девушке, на которую напал Шатун, прежде даже пособлять не хотела, струсила! так и Кагда Мертвые напали, думала убежать! Одна!
— Но не убежала же! — заметил некромант. — И вообще, ты же видела этих тварей. Ты на них очень не похожа!
— То-то ты да поначалу хотел меня упокоить! — мало напомнила я.
— Не упокоил же! — возмутился в отказ Лазарь. — И вообще, мы днесь партнеры, да что начинать не будем спорить по мелочам!
— безделица себе мелочи! — обиженно фыркнула, Но сердиться на некроманта перестала. Он ведь признаться сказать извинился, правда и положение его ко мне поменялась в лучшую сторону. сегодня во взгляде моего спутника не было прежней настороженности, с которой он смотрел на меня в первое время. А это, в моем случае, дорогого стоит, да как мы безотлагательно впрямь идем к одной цели, и хотя какое-то кредит посреди нами быть обязано.
— Кстати, Лазарь, — чрез какое-то время нарушила безмолвие я, — а эти… Мертвые, они ведь не обычные ожившие мертвецы, ведь так?
— Так, — втихомолку ответил выше- собеседник. — Это бывшие некроманты, не справившиеся со своей Тьмой.
— Но как такое могло произойти? — удивленно поинтересовалась я. — Вас же не легкомысленно называют Хозяевами Тьмы!
— Мертвыми становятся по двум причинам, — визг Лазаря звучал глухо, и, как мне показалась, он не через силу хотел об этом говорить, но, тем не менее, продолжил. — Мертвым становится или тот, который потерял значение своего дальнейшего существования и позволил Тьме весь поглотить себя, или некромант, которого убил противоположный некромант. Последнее строгий запрещено законом, Но урывками подобное все же случается.
— Но откуда да облако Мертвых? — вырвалось около меня.
— А ты оглянись вокруг! — с горечью произнес Лазарь, — Посмотри, в каком мире мы живем! некоторый из нас не выдерживают, ломаются, теряя друзей и близких, теряя все, для чего они боролись! темнота не выбирает, кого исполнять своим Хозяином, и эту ношу нам приходится идти всю жизнь! неутомимо ухаживать в образина Смерти и ее уродливых созданий! да что, сколь бы мы не боролись, Мертвые будут всегда, и с каждым одновременно их становится все больше. сей дружба умирает, и живым все труднее отвоевывать его для себя. Вот так-то, Ольга.
— разве все да плохо? — от пламенного монолога Лазаря мне следовательно откровенный не по себе.
— Ну, мы же живем, — пожал плечами некромант. — напротив всему, живем.
Дальнейшая стезя продолжилась в молчании. Каждому из нас было о чем подумать, и, Кагда Лазарь забрал около меня «рек», я устало прикрыла глаза, вспоминая свою прошлую, нынче такую далекую жизнь. как же мне не хватает ее ярких красок, ее насыщенного ритма, ее легкости и беззаботности. между тем моей самой палец проблемой было: «Что надеть на дежурный кастинг, что бы меня как взяли?». безотлагательно — как обрести надежда на вторую жизнь.
бог ступень за ступенью светлело, переходя из глубокого синего в бледно-лиловый, много поредел, а кроме сменился открытой местностью с редким чахлым кустарником. после показался ОН. Наместат Дельга, огромный, монументальный, достойный и… пугающий.