Попаданка: Мертвая, но довольная! Глава 6


композитор я.

История продолжается…властитель 6.

Утрамбованная грунт встретила меня смачным хрустом собственной лодыжки. Не обращая внимания на пострадавшую конечность, я, чертыхаясь через зубы, кинулась в сторону Шатуна и его жертвы.
лезвие ножниц с противным чавканьем вошло в плоть живого мертвеца, и мы с яростным рычанием покатились по земле, стараясь разодрать благоприятель друга ногтями. визжание женщины, на мгновение взяв запредельно высокую ноту, скоро оборвался и перешел в судорожные, захлебывающиеся рыдания. Мне же в определенный момент было не до психологического состояния загнанной жертвы, да как мертвая тварь, с которой я, сцепившись, каталась по земле, оказалась невероятно сильной, несмотря на то, что шкура под моими обломанными ногтями отходила от нее клочьями. И внезапно я поняла, что да не дает мне покоя и заставляет принуждать из горла приглушенное рычание. Запах! Тошнотворный, сладкий дух гниющей крови заставлял своенравничать и скалиться, с трудом сдерживаясь от того, что бы не впиться зубами в мертвую плоть. Я ощущала, как под моими сильными пальцами с глухим треском ломаются кости Шатуна, и, охваченная каким-то первобытным чувством охотничьего азарта, я старалась уничтожить свою жертву, разорвать в клочья. К тому моменту, как под моей рукой обнаружились ножницы, около мертвой твари были выцарапаны глаза и оторвана нижняя губа. С хриплым рычанием я вонзила ножницы в пустую глазницу и с каким-то мрачным удовлетворением почувствовала, как разлагающееся тело подо мной затихло окончательно. Брезгливо отпихнув от себя труп, я приподнялась на четвереньки и посмотрела на сжавшуюся около стены женщину. Глаза недавней жертвы были широко распахнуты, в них плескался много на грани безумия.
— Н-н-не подх-хо-д-ди! — незнакомка бессознательно выставила накануне собой окровавленные руки, и я не удержалась от очередного рыка. дух бойкий крови терзал ноздри, заставляя болезнь сжиматься в голодных спазмах. пред глазами появилась розоватая пелена, окрашивая окружающий тишина в какие-то хищные оттенки. Я хотела эту кровь! Не знаю, откуда, Но я точный знала, что ее живительная крепость необходима мне!
Очнулась я от захлебывающегося крика женщины, которую я сжимала в своих руках. дар билась, пытаясь вырваться, Но я практически не чувствовала ее жалких трепыханий. Ее кровь манила, и я с трудом сдерживалась, что бы не впиться в податливую плоть своей добычи.
— Беги! — личный глас показался мне чужим, а скрюченные пальцы неохотно разжались, отпуская женщину из своей цепкой хватки. — Беги же, ну!
Женщина, тоненько поскуливая, поползла прочь, не отводя от моей ссутулившейся на земле фигуры испуганного взгляда. Я же, сжав челюсти, долго поднялась с земли и побрела в сторону постоялого двора, из комнаты которого выпрыгнула очень недавно. В голове было пусто.
Не помню, как добралась до нашей с Лазарем комнаты, ей-ей и как пыталась оттереть со своей кожи засохшую кровь. Хотелось плакать. Нет, не да — хотелось выть! Выть, будто буйный зверь, кем я по сути и являюсь. Я лишь было не сожрала живого человека! Азмаил, сволочь! Гад! В кого он меня превратил? Почему я до сих пор не могу избавиться от запаха крови той женщины? Выходит, прав был Лазарь, считая меня чудовищем?

***

Кагда над погруженным во тьму поселком опять зазвонил колокол, возвещающий в сей раз, что риск миновала, вернулась под конец Ксюха.
— Ты бы видела, что там происходило! Лазарь в них Тьмой швырялся, а они все розга и прут… — Ксю осеклась, разглядев к концу мое состояние. — Оль, родная, что случилось?
Я не ответила, лишь только еще раз сильнее сжалась на полу, на котором сидела, не обращая внимания на крошки битого стекла. как объяснить лучшей подруге что произошло? Убила постороннего зомби? Молодец! лишь не сожрала живую женщину? Ну… с кем не бывает…
— Оль, ты не ранена? — взволнованная Ксюха кружила около меня, видимо, пытаясь разбирать новые повреждения. — Ой! Только не это! Только не сейчас…
Я с отстраненным любопытством наблюдала, как пример Ксю долго растворяется в воздухе. Видимо, как и рассказывал Азмаил, около призрака заканчивалась энергия.
— Не волнуйся, Ксю, — однако решила я успокоить подругу. — Со мной все в порядке. Честно.
По губам девушки скользнула неуверенная улыбка, и она в конце концов растаяла в воздухе, оставив меня ждать некроманта в одиночестве.
Лазарь вернулся ближе к рассвету, Кагда липкий сумрак пустых улиц уступил промежуток невнятному утреннему мареву, принесшему с собой нудный ничтожный дождь, врывающийся в выбитое окно. наконец бросив мнение в мою сторону, он деревня подобрался, и в его руке неуклонно из воздуха появились сотканные из тьмы парные клинки. А я-то все гадала, гораздо он их девал?
— Что около тебя с одеждой? Почему ты в крови? — визг некроманта был холоден и напряжен.
— Это не моя кровь, — поморщившись, ответила я, поднимаясь с пола. — Это кровь Шатуна.
— И где же собственноручно бродяга — подозрительно прищурился мужчина, обводя взглядом комнату, будто ждал, что подобный мертвый вот-вот вылезет из-под кровати.
— Под окнами валяется, — пожала плечами я. — Он пытался беда на женщину, а я выбила стекло и зарезала его ножницами.
— Насколько я знаю, все были в убежище, — скептически произнес Лазарь, не спеша украшать свои клинки. — Откуда взялась женщина вдосталь одна в осажденном мертвецами поселке?
— А я откуда знаю? — раздраженно огрызнулась я. — Извини, спросить недавно не успела, да как спасенная оказалась эпично неблагодарной и убежала, даже не успев меня поблагодарить.
— Допустим, — некромант подошел ко мне малость ближе и через силу заметно поморщился, — кровь на тебе фактически гнилая, и живому человеку иметь не могла. Почему ты ослушалась меня и вышла на улицу?
— Ау! около меня под окнами женщина голосила вообще-то! — я выразительно посмотрела на собеседника и с трудом подавила в себе похоть постучать кулаком по лбу. Ему. — Каково по-твоему мне было бы чувствовать крики о помощи и не вмешаться?
— Благородная Мертвая! — хмыкнул Лазарь, все же убирая клинки. — который бы мог подумать!
— разумеется пошел ты! — зло рыкнула я и, хлопнув дверью, скрылась в ванной комнате.
бегло и зло стащив с себя одежду, я швырнула ее в ванну и, пустив горячей воды, принялась остервенело отстирывать с вещей впитавшуюся кровь. Было гадко и обидно.
Я, конечно, понимала, что Лазарь мне не доверяет и относится с настороженностью, Но сей его гордый шум просто выводит из себя! Он меня даже зa человека не считает! Так, любопытное существо, отклонение от нормы! бес возьми, да, я мертвая, Но около мертвых тожественный вкушать чувствование собственного достоинства! И вообще, не съела ведь я ту женщину, в самом деле! Ну, подумаешь, реагирую на кровь как алчущий упырь, контролировать-то я себя могу, не бросаюсь на каждого встречного! И вообще…
— Ольга!
— Чего тебе? — моим тоном дозволительно было заморозить пустыню Гоби.
— Ты обиделась? — гик Лазаря звучал глухо и неуверенно.
— Что Вы, глава некромант! — с едкой усмешкой произнесла я, стараясь скрыть неприятность в голосе. — Я же только лишь только бесстрастный карман с костями! как я могу обижаться?
— Ольга! — мужчина явно нервничал и не знал, что сказать. — Ну, прости меня, дурака! Хочешь, я тебя больше сроду закрывать не буду? Ну, не обижайся, пожалуйста!
Я невольно улыбнулась и, замотавшись в простыню, высунула голову из своего убежища. Лазарь выглядел уставшим и расстроенным, и только тогда я вспомнила, что он вообще-то всю ночь с Шатунами воевал и наверняка просто с ног валится, а я тогда из себя оскорбленное вес корчу!
— Ладно, ты прощен! — миролюбиво сообщила я и добавила:
— Только чур больше никаких Мертвых. Называй меня по имени!
— Договорились! — некромант криво усмехнулся и, не раздеваясь, вытянулся на своей кровати, заложив руки зa голову. — Разбуди меня часика после три-четыре!
— Обязательно! — жарко заверила я, не собираясь поднимать его до самого вечера. Пусть выспится по-человечески, а я покамест себя правда одежду в церемониал приведу.

***
Пробуждение некроманта сопровождалось приглушенными ругательствами на незнакомом языке и недобрыми взглядами в мою сторону.
— Я же просил меня разбудить сквозь три часа! — возмущенно воскликнул он, глядя на сумрак, быстро сгущающийся зa выбитым окном. — Где сейчас нюхать хозяина, что бы он поменял нам комнату? Он наверняка безотлагательно на собрании, Кагда вернется -неизвестно!
— Ну, извини, просто ты всерьез неважно выглядел! — покаялась я.
— И это мне говорит веселый мертвец!
— вторично ты зa свое?!! — разозлилась я, расхаживая по комнате взад-вперед в одной простыне.
— Прости, — вздохнул некромант и запустил пятерню в кудрявую шевелюру. — вещь я истинно вымотался в последнее время.
— Ну, ничего, проворно мы разойдемся, и тебе больше не придется зa мной присматривать! — скрепя грудь произнесла я, со вздохом присаживаясь на свою кровать.
— Ты о чем? — удивленно приподнял брови Лазарь. — Вообще-то я собрался направляться до Храма пропавших душ соборно с тобой!
— усердный — удивленно моргнула я, во все глаза глядя на некроманта. — Но тебе-то какая в этом барыш Зачем ты хочешь мне помочь?
— Моя польза самая что ни на употреблять прямая, — ухмыльнулся Лазарь, одарив меня довольным взглядом темных глаз. — Тебе нужна жизнь, мне — все остальное, что найдется в храме!
— Не поняла?! — стадия моего удивления начинала зашкаливать, грозя перейти в сердитый тик.
— Древние реликвии, которые хранятся в храме, — пояснил юный человек. — На Тайном рынке они будут цениться целое состояние!
— Значит, тобой движет алчность разбогатеть? — стараясь скрыть разочарование в голосе, протянула я. разумеется уж, Лазарь очень не дворянин на белом коне!
— Ну, не думала же ты, что я стану осмеливаться своей шкурой для малознакомой мертвой девушки? — смех на красивых губах сделалась жестче. — А да около нас с тобой будит взаимовыгодное сотрудничество. Ты, если получится, снова вернешься к жизни, а я смогу ужасно неплохо поправить свое финансовое положение.
— И как же ты собираешься искать Погибшее государство — скептически поинтересовалась я, наблюдая зa тем, как Лазарь встает с кровати и подхватывает сумку-мешок, явно куда-то собираясь. — Не думаю, что нам да просто удастся раздобыть старинную карту с точным указанием его месторасположения.
— По поводу карты, — некромант подарил мне загадочную улыбку, — питаться около меня одна идейка!
— Позволь узнать, какая? — скепсис в моем голосе дозволено было пользоваться столовой ложкой.
— Обращусь к одному знакомому стекеру, — непонятно пояснил Лазарь и, кидая мне источник от комнаты, направился к выходу. — Пойду поужинаю, а вместе поищу хозяина. Сиди тихо, никуда не выходи!
— как скажешь! — пожала плечами я и, подтянув простыню, пошла прикрывать зa некромантом дверь.
То, что Лазарь собрался отправиться на поиски храма со мной, очень радовало. Я сверх меры маловато знаю об этом мире, что бы стараться жить в нем самостоятельно. верно и повадиться уже, если честно, начинаю к всегда угрюмому некроманту, пусть бы иногда он может говорить несказанно обидные вещи. начинать и пусть! Вот доберусь до храма, найду артефакт и сызнова стану живой. Посмотрим, как он тут заговорит! Это безотлагательно я зомби с интригующей синевцой, а вот как вернусь в свое обычное состояние, держись, некромант! если быстро я присытившимся бизнесменам в свое время головы кружила, то мужчине не привычному к знаменитой славянской красоте, ох, как туго придется. А после я его брошу! Вот!
С подобными мстительными мыслями я расхаживала по комнате, ожидая возвращения Лазаря. То, что около него поглощать некоторый план, вселяло в меня надежду на удача мероприятия, и я разительно расчитываю, что его предприятие с неким стекером при всем том «выгорит».
тянуть время некроманта пришлось долго. Он вернулся, Кагда зa окном уже находилась глубокая ночь. Судя по не сильно уверенным движением, ранний прислуга был навеселе.
— Ольга! Не спишь? — он с размаху опустился на свою постель и вперил в меня малость расфокусированный взгляд.
— О-о-о! Где это ты да отужинал? — я, поправив простыню, пристроилась около с некромантом и шутливо толкнула его локтем в бок. — Ты вроде бы собирался попросить около хозяина заменить нам комнаты!
— А нет больше свободных комнат! — пьяно пожал плечами Лазарь, наскоро приобнимая меня одной рукой. — Вчера торговцы из Терры Дельги приехали, завтра поутру назад поедут. Я с ними в качестве сопровождения напросился, да что тс-с-с! начинать спать!
Я неодобрительно хмыкнула, заметив на шее некроманта смазанный знак розовой губной помады, Но тогда же невольно вздрогнула, уловив сладкий, еле-еле ощутимый дух крови. Отшатнувшись от Лазаря, как бес от ладана, я очутилась на полу, оживленно отползая в сторону.
— Эй, Ольга, ты чего? — удивился некромант, подавая мне руку, Но Кагда я шарахнулась и от нее, действительно забеспокоился. — конечно что случилось-то?!
— около тебя кровь! — сипло выдавила я и, не обращая внимания на съехавшую простыню, метнулась к двери в ванную комнату. Не хватало снова на Лазаря наброситься! сей со мной церемонится не будет, упокоит так, что «мяу» говорить не успею!
— Ольга, объясни, пожалуйста, что происходит! — потребовал некромант, замирая близко с разделяющей нас дверью.
— около тебя кровь, — стараясь утверждать спокойно, произнесла я. — дух свежей крови действует на меня… раздражающе, и мне с трудом удается хранить себя в руках. да что ты был прав — я монстр! Доволен?
— Не говори ерунды! — раздраженно произнес Лазарь. — около меня только чуть небольшая царапина, там и крови-то чуть не нет!
— Мне от этого не легче! — лишь не плача сообщила я, прижимаясь лбом к гладкой поверхности дверной створки. — Я стараюсь хранить себя в руках… Но сей запах… я ведь с трудом сдержалась, что бы не наброситься на ту женщину!
— Ольга, хватит уже прятаться, выходи! — к моему удивлению, крик некроманта звучал не угрожающе, а скорее недавно устало.
— Ты меня убьешь? — робко поинтересовалась я, не спеша предпринимать дверь.
— Что зa вздор — рявкнул Лазарь и в дверь с силой долбанул кулаком. — Я не собираюсь тебя убивать! сейчас не собираюсь, да что хватит своенравничать и выходи!
Я нерешительно отворила дверь и с беспокойством посмотрела на замершего в полуметре от меня Лазаря. Его решительное слово лица и опасный воззрение напугали меня лишь ли не до икоты, да что я с трудом подавила в себе воля увлекаться и убегать обратно.
— если ты выпьешь крови, голодуха отступит на время? — спокойно поинтересовался он, доставая из воздуха 1 из парных кинжалов. Я невольно вздрогнула и глупо переспросила:
— Что?
— Кровь, Ольга! Тебе нужна кровь, что бы помогать собственное существование! — острое острие полоснуло по запястью некроманта, и я наконец не задохнулась от острого, сладкого запаха. Запаха жизни.
— Нет! — я затрясла головой, будто пытаясь отогнать розоватое марево, застлавшее мне глаза, Но из горла уже вырвалось голодное рычание. — Нет! Не надо! Пожалуйста!
— если ты будешь быть голодной, то во всю прыть не сможешь контролировать себя! — жестко произнес Лазарь, подходя ко мне ближе и держа вытянутой окровавленную руку. — Пей, Ольга!
— Лазарь, я не хочу! — напротив своим словам, я потянулась к желанной алой влаге и с жадностью припала к ней губами. наконец я сделала передовой глоток крови, как по телу прошла шерсть крупной, приблизительно болезненной дрожи, и я почувствовала разливающееся внутри такое забытое тепло. Это была эйфория! Высшая высота наслаждения на грани боли! Мышцы сводило сладкой судорогой, а до глазами плясали алые всполохи, заставляя меня достаточно жмуриться.
— Все, хватит! — некромант мягко постарался отстранить меня, Но я мало зарычала и вцепилась ему в руку, до хруста сжав кисть. Попытки отстранить меня от окровавленной конечности стали активнее. — Ольга, прекрати, слышишь! Контролируй себя! начинать же!
С трудом осознав, что от меня хотят, я неимоверным усилием воли отстранилась от раны и с тихим стоном сползла на пол. Меня мелко трясло, а единица кружилась, как от неимоверного количества спиртного… Спиртное!
— Ты чего хихикаешь? — хмуро поинтересовался Лазарь, доставая из сумки бинты.
— Кажется, я пьяненькая! — весело фыркнула я, понимая, что мое сословие немедленно больше только походит на алкогольное опьянение. — Вот… ик… несправедливо! Пьешь зa ужином… ик… ты, а пьянею я!
Выругавшись через зубы, некромант бросил перебинтовывать руку и, подняв меня с пола, уложил на мою кровать:
— Спи, холить пьяненькая!
— Сам… ик …дурак!
— паки какой! — согласился Лазарь, продолжая прерванное работа по перебинтовыванию конечности. — Знал бы, что тебя да развезет, оставил бы ныне на голодном пайке!
— А я тебе говорила… ик! — последние болтовня дались преимущественно тяжело и, Кагда комнату окутало знакомое уже черное марево, я даже не преимущественно удивилась. Зомби ведь тожественный должны спать, ага!