Евдоха


составитель неизвестен.
[hide]Источник[/hide]Эту историю рассказала мне свекровь, живущая в деревне. Некоторые события происходили с ее участием, о чем-то слышала от других, Но все это было на самом деле.
Жила на краю села Евдокия или, по-местному, Евдоха. о том, что она «непростая», догадались бабы, скопом с ней работавшие на конюшне.
Днем кони были заняты на колхозных работах, а по ночам их пасли. Осенью в поисках поживы подходили к деревне волки. В том табуне, кто был в ведении Евдохи, падежа отродясь не было, добро бы она с вечера объедет коней — и домой. Другая баба-конюх перемерзнет вся, то костры жжет, то в колотушку стучит, а солнце взойдет, глядь — волки жеребенка задрали. И не раз да было.
Потом пошла Евдоха на ферму, коров доить. В любое время около нее удои выше, чем около других доярок. недавно вечер сторожила на ферме Одарка — женщина уже в годах. Показалось ей, что шмыгнула к коровам дворняжка серая. Одарка палку нашла побольше и пошла внутрь. Подходит к яслям, где коровы привязаны, слышит бормотание какое-то. А темно, не видно, который там и что делает. Закричала Одарка, палку на аккорд бросила. Вышла на аристократия Евдоха, зa плечо держится. Одарка женщина не робкая, а тогда забоялась. Только Евдокия сама ей в ноги повалилась, просила никому не рассказывать, обещая в награду исполнять так, что бы нить ее «благодетельница» до тех пор, покамест сама она не помрет.
Вскоре удои около всех доярок выровнялись. Одарка спокойно нить до самой Евдохиной смерти, а после зажурилась, стала приговаривать, что недолго ей осталось. да и вышло.
Евдокия дочку одна поднимала. Только та была непутевая какая-то, хотя и лицом не плоха, Но ленивая так болезненная. Женихи на нее не глядели. Вздумала мать дочке подсобить, стала мужика-бобыля привораживать. А жил тот невежа по соседству с моей свекровью. действие летом происходило, окна за жары раскрыты.
Свекровь одна в доме была — дети к тетке пошли ночевать, супруг в поле. Сама она умаялась зa день, помылась в бане конечно и рухнула в кровать. Уже задремала, чувствует, ее какая-то держава над кроватью подняла, перевернула согласен на пол бросила. И тогда же слышит, что около соседа зa стеной разбилось что-то.
Утром он ей показал светильник на гранитной подставке, вернее, то, что от него осталось. Побранился мужик, Но вскоре на Евдохиной дочке женился. А свекровь тут-то необдуманно выкрикнула в раскрытое окно обидное слово, зa что и поплатилась.
Через пару дней собиралась на работу — утро было светлое, доброе. способ шел чрез балку — углубление такой неглубокий. Стала уже вверх всходить и как ослепла — не видит, гораздо идти, как в тумане бродит. да и кружила на одном месте, покамест некоторый муж пропускать не прошел. соглашаться и диву дается — мечется трусливый по кругу, уже всю траву истоптала, а шагу в сторону не сделает. Позвал он ее по имени, дескать, ты чего это кружишь тогда Она и говорит, что в тумане заблудилась. «Какой туман, солнце светит!» Протянул ей руку, выдернул с тово пятачка.
Глядит свекровь совершенно — и правда, светло, тепло. Встретила Евдоху в магазине, та усмехнулась: не замерзла утром, спрашивает.
Когда Евдокию хоронили, слетелись отовсюду вороны, галки, облепили все деревья во дворе, кричат страшно. Пришли человеки на кладбище, а к могиле не подойти — воронье на земле сидит. Отогнали их, смерть опустили. Налетел ветер, закружил смерчем землю из могилы, всем глаза запорошил.
Воронье кричит, вихрь злобствует, тучи сгустились. Но как только оградку стали на занятие ставить, стихло все, опять солнце засияло. А невежа от Евдохиной дочки ушел разом опосля сороковин.
Вот такая история.

Автор неизвестен.
[hide]Источник[/hide]