Некромант


сочинитель я.подлинный ратоборец В любое время знает о неизбежной смерти и из этого знания он черпает смелость для того, что бы одажды встретить её достойно, как приличествовать воину.

***

1321 год, Япония.

Неважно, роскошный ты либо бедный, до смертью равны все. От неё не откупиться большими деньгами, слезами, мольбами, преждевременно или же прот она уравняет всех. да случилось и с сёгуном Японии. Кагда женщина с косой забрала его к себе, в стране тогда же началась достаточно жесткая грызня, грозящаяся перерасти в настоящую войну зa сила посреди самыми сильными кланами: Маэда, Рюкю, Симадзу, Камакура. новый был печально известен своей жестокостью и крутым нравом, за чего обладал безнравственный славой по всей Японии. Его боялись и зa глаза называли «Клан животных». Но, да или же иначе, лучшие воины страны являлись выходцами то есть из клана Камакура, благодоря железной дисциплине и суровому воспитанию.
Из-за схожести Японии с бананом, кланы были расположены вдоль этого «банана»: на юге страны находился клан Маэда, после Симадзу, после Камакура и на самом севере обосновался клан Рюкю.
У каждого из них имелись свои причины встать во главе Японии, и теперь они достаточно горячо выясняли отношения среди собой, не подозревая, что в некотором расстоянии на юге, на самом краю страны, зародилось зло. И первым, который примет на себя удар, довольно хижина Маэда…

***

18 июля, 1321 год, где-то на юге Японии.

Болото. Противное гиблое место, монастырь смрада и гнили. да думал большой старец в плаще с капюшоном, осторожный шагающий по нему. В руках около него была толстая книга, на шее висела возвышенность разнообразных амулетов, на поясе болталась близнецы маленьких высушенных голов. Время от времени ему попадались человеческие кости, а кое-когда и сплошной скелет. Он знал, когда-то испокон веков здесь была поле и бушевала на ней перестрелка страшная. плеяда людей погибло в тот день, и покоятся они сегодня здесь, в болоте. старец шел уже достаточно долго, стараясь не теснить на кости, Но их контингент не уменьшалось. В конце концов, он просто перестал направлять(ся) на это уважение и удивлялся масштабам разыгравшегося здесь сражения.
— Кажется, тут. — Пробормотал он.
Каким-то шестым чувством старец понял, что вот то самое место, где дозволительно затевать ритуал. Он удивляться на кочку, огляделся. Болото. И шиш за исключением болота.
Сжав 1 из амулетов, он прошептал вещь вроде благословления на удачу. Затем, совсем немного поколебавшись, открыл книгу. На странице был написан текст и не мало изображений с пальцами, скрещенных разными способами. старец пробежал глазами по тексту и картинкам, закрыл глаза, вздохнул и закрыл книгу. Всё готово.
Положив книгу близко с собой, он поднял голову вверх, руки развел в стороны, с его губ начали срываться слова. С каждым словом его визг становился всё громче и громче, глаза закатились. кроме он свёл руки на уровне груди и сделал не мало быстрых пасов пальцами. грунт под ногами задрожала, топкое место обиженно забулькало. Его гик напоминал сегодня звук грома, а пальцы делали пасы да быстро, что не останавливались ни на мгновение.
Резкая мука в голове заставила его приостановить процесс.
— Ай! — Он с силой надавил на виски. выдергивать около Смерти тех, кого она забрала, чересчур опасный — самому дозволено быть в её лапах.
Кряхтя, он с трудом поднялся и продолжил.
Из болота стали вскакивать пузыри и, лопнув, издавали надорванный стон. трясина около старика мигом наполнилось тысячами стонов.
Он понял, что процесс почти что закончено.
Напротив него, прямиком из болота, долго вылез полусгнивший труп… либо не мертвое тело зa ним вылезли еще раз двое. кроме десять, двадцать, сто…
Спустя некоторое время старец был окружен тысячами мертвецов, точнее — живых мертвецов. около кого-то были доспехи, около кого-то нет, Но все были с оружием: мечи, ножи, дубины, копья. Из их глазных впадин шел неестественно грязный дымок.
— Получилось. — Прошептал старик.

***

25 июля, 1321 год, крепость дома Маэда.

Часовой громко стучал в сигнальный колокол, оповещая всех о надвигающейся опасности. Солдаты суетились, бегали, готовили стрелы и оружие. Ёширо Оота — главноуправляющий клана Маэда — поспешил на крепостную стену, с намерением испытывать причину этот суматохи. То, что предстало его взору, заставило его грудь мигом заледенеть.
— Это что зa … ?
Колоссальная армия, казалось, плыла на его крепость, затмив собою деревня горизонт. Понятно, что вся эта толпа соглашаться не в гости на чашечку чая, и противопоставить ей что-либо войско цитадели не мог при всём желании. Однако, насколько Ёширо смог рассмотреть, около них не было осадных приспособлений. Но это маловато что меняет. Окружат и будут мучить голодом.
За его спиной постоянно перешептывались солдаты.
— Ужас, я в жизни не видел столько воинов!
— около них знамён нет.
— Это клан Камакура, точный говорю.
— Что делать?
— около нас нет шансов.
Ёширо опустил голову. испрашивать помощи нет смысла, обороняться — тоже. так себ е не остаётся, выключая как ретироваться из цитадели, а это значит, что он потеряет всю власть, шансы стоить сёгуном и покроет себя позором. Но зато сохранит жизнь, что бы рассказать другим об этом.
Тем временем, сонмище мертвецов всё ближе и ближе подходила к крепости. На каждый встреча Ёшира дал команду лучникам приготовиться, что те и сделали. Вот мертвецы оказались на расстоянии выстрела, и воины выпустили в них сотни стрел. Ёшира отметил, что рать неприятеля, мягко говоря, странная. оружие какие-то старые и сломанные, около кого-то их вместе нет, сами солдаты были который во что горазд: который бес руки, который бес ноги, который весь бес ног ползет… А кроме глаза, черные-черные, как ночь.
— разумеется который же это такие?! — Вскрикнул он, увидев, что стрелы пронзили тела нападавших, Но ни одна душа из них не упал и падать, видимо, не собирался.
Теперь он не на шутку испугался и выбрал только верное приговор — убегать из цитадели.
— Уходим! Всем оставить город, живо!
Возникла всеобщая паника. Все покидали сила который в чем был, на скорую руку взяв припас самого необходимого.
Битва зa будующее клана Маэда проиграна, не успев даже начаться.

***

30 июля, 1321 год, мазанка Симадзу.

Весть о том, что загородный дом Маэда пал, разлетелась по Японии. Все были ошарашены, ведь ни одна душа из других трёх кланов не нападал на него. Казуки Накано — вождь дома Симадзу — был дюже страшно озадачен этим. А Кагда к нему, после пару дней, в дворец пришел по своему произволу Ёшира Оота, то он накинулся на него с вопросами.
— Что произошло? Почему ваш клан разбит? В чем причина?
Ёшира едва отбивался, причинность устал с дороги и от стресса.
Поняв свою нетактичность, Казуки приказал накормить гостя и дать ему отдохнуть. А Кагда тот пришел в себя, то попросил рассказать, что же случилось…
— … вот днесь я тут. — Ёшира закончил мой рассказ.
Казуки всё это время не мигая слушал его, ловя каждое слово.
— Думаю, тогда не обошлось без… некромантии. что бы убить восставшего воина — нуждаться снести ему голову. Мне про это раз рассказал 1 старец. — сказал он опосля низкий паузы.
— Я думал, что это всё сказки… — долго проронил Ёшира. — Но что бы летать и, к тому же, править таким количеством мёртвых, нуждаться большое наличность некромантов!
— Хм… Возможно, это мощный некромант. бесконечно сильный.
— властный или же нет, он соглашаться сюда.
— Что?! — Казуки вскочил от услышанного. — Что ты сказал?!
— А ты что думал? Эта воинство соглашаться по всей Японии. — Пожав плечами, ответил Ёшира. — Уверен, что сей настоящий некромант хочет начальство над всей страной.
Казуки стал стоить по комнате.
— если то, что ты сказал — правда, значит, надо испрашивать помощи. Сами не выстоим.
— Ты… ты что, собираешься дать им битва — удивлению Ёширы не было предела.
— А ты думал, что я да же, как ты, убегу? — самовольно тово не зная, он наступил на больное простор своего собеседника. Поняв, что сказал, он поспешил попросить прощения. — Я не…
— Не стоит извиняться. — Хмуро ответил Ёшира.
— Кхм… Ты самоуправно понимаешь, что по одиночке нас сметут. нуждаться объеденить силы, следовательно узы с другими кланами. обязательно нужно мешать эту угрозу здесь! после будит поздно!
Он саданул кулаком по столу.
— Решено, завтра… Нет. Я немедля еду испрашивать помощи. — совсем немного помедлив, добавил. — около клана Камакура.
Ёшира подавился чаем.
— около кого?! около этих безумцев?! правда они тебя к воротам не подпустят, высокомерно посмотрят и пронзят стрелой. Эти сумасшедшие нас зa людей не считают, бешеные собаки! — Он выпалил всё это на одном дыхании.
— как раз сейчас, — с расстановкой произнёс Казуки. — Бешеные нам и нужны. около них лучшие воины, и я надеюсь, что смогу уговорить их драться с нами. К тому же, они единственные, который находится ближе остальных, а тянуть время других — смерти подобно.

***

7 августа, 1321 год, мазанка Симадзу.

— раскрыть ворота!
Несмотря на все опасения, Казуки всё же удалось убедить помещение Камакура вместе выступить напротив нежити. На требование о помощи отозвались и не мало небольших кланов.
Тяжелые ворота цитадели открылись и первым в них вошел Казуки. зa ним проследовали прославленные воины клана Камакура во главе с Такеши Комацу. Их знамёна с изображением белого креста «Х» на черном фоне выделялись между других, более светлых. ни одна душа не был нравиться появлению самураев Камакура, Но и тот и другой где-то в глубине души всё же испытывал некое облегчение, что в час битвы они будут бояться на их стороне.
— Я знаю, с чем нам предстоит столкнуться. — Начал Такеши, Кагда они покончили с любезностями и принялись судить стратегию. — По легенде, уничтожить мёртвого можно, если без его головы. да что лук со стрелами нам не помогут.
— Да, Но нас намного, я повторяю, намного меньше. — Ответил Казуки. — Кстати, откуда сей некромант собрал такое войско?
Такеши прикрыл глаза.
— Жестокая бой далёких лет. плеяда домов сошлись в кровавой сече. Там, — он указал куда-то в даль, — был создан скрепа из многих кланов напротив сёгуна. В противовес им другие кланы образовали мой блок. опосля небольших стычек они решили выяснить отношения раз и всегда и устроить генеральное сражение. По итогам этой битвы некоторый кланы остались болеть там в полном составе.
— И что, который победил? — Спросил Ёшира опосля немного затянувшейся паузы.
— Никто, — врасплох хмуро бросил Такеши. — пара союза распались, да и не добившись своих результатов. Все хотели поскорее пренебрегать о той страшной резне, а погибшие воины да и остались там гнить. Уверен, некромант поднял то есть их.

***

8 августа, 1321 год, палата Симадзу.

Утром следующего дня сонмище мёртвых показалась на горизонте.
— Им нет числа… — Прошептал Ёшира.
Такеши только что хмыкнул.
— Всё решится сегодня. или мы остановим угрозу, либо она уничтожит всю Японию. — Подумав, добавил. — И, возможно, деревня мир.
Живая кусок плыла к цитадели как вода, готовая смыть её.
— Надеюсь, около Казуки всё получится…
Цитадель обороняло сонм во главе с Такеши. Оно здорово уступало по численности армии мертвецов, Но их загадка была не победить, а удерживать содержать в неге как дозволено дольше, что бы дать мочь Казуки обижать её и убивать некроманта.
Воин Симадзу нервно теребил рукоятка меча и переминался с ноги на ногу.
— сильно — Спросил его стоявший близко самурай Камакура.
Тот лишь только хмуро посмотрел на него, Но дергаться перестал.
— Мужчина не обязан экзаменовать страх. Даже пред этим, — он указал рукой на толпа мертвецов.
— С чего ты взял, что я боюсь?
Хмыкнув, солдат Камакура только что немного улыбнулся в ответ.
И вот, по некоторый неведомой команде вся эта полчища гнили пошла на набег цитадели. истинно не просто пошла — ринулась. Непонятно, как они расчитывали попасть на стены бес осадных орудий и лестниц. при всем том сей задача отпал лично по себе, Кагда мертвецы стали строить много из собственных тел под стенами крепости и лезть по ним наверх. Другие с разбегу врезались в ворота, пытаясь выломать.
Цитадель окружали три крепостные стены. Первыми пинок на себя приняли воины Камакура. На втором рубеже ждали своей очереди солдаты Симадзу. На третьем — остальные.
Острые лезвия мечей сверкали на солнце и со свистом отсекали головы нападавшей нежити. Такеши умело орудовал катаной, отрубая зa шлепок разом по 2-3 головы. Казалось, он соглашаться убивать всех оживших мертвецов в округе…
Казуки скакал на коне как ошпаренный, стараясь не чрезмерно подступать к армии неприятеля. Его целью было встречать и уничтожить некроманта — мозговой средоточие нежити. Он был уверен, что убив его, он покончит с остальными мертвецами. покамест ему удавалось сохраниться незамеченным, потому что всё забота нежити было обращено на цитадель, и это вселяло маленькую надежду.
Какими бы отважными и отличными не были воины Камакура, всё же им не под силу было сдержать столь яростную атаку. Потеряв больше половины своего отряда в первые минуты боя, Такеши дал команду откладывать ко второму рубежу…
«Да где сей проклятый некромант?!» — Казуки уже спинным мозгом чувствовал, что мертвецы вот-вот сомнут оборону, а того, кого он искал всё не было видно.
Первая забор уже весь исчезла под плотным потоком нежити. Изначально Такеши планировал продержаться хоть бы бы полчаса. Однако, учитывая, как бегло их опрокинули на первой линии, он понял, что им не продержаться и десяти минут. Под другой стеной уже начали скоро возрастать много гнилых тел…
«Вот! Нашел!» — старец в мантии стоял в самом конце только этого потока, воздев руки к небу. Казуки достал лук и стрелу. ныне его увидели блжайшие мертвецы, Но это не имело значения — он нашел свою цель.
Вторая ряд пала паки быстрее, чем первая. Такеши купно с уцелевшими воинами отступал к третьему, последнему рубежу. Встав на крепостную стену, он увидел подавленных солдат этой линии. Конечно, Кагда на твоих глазах безо всякого труда смяли чета мощных рубежа обороны, неохотно предашься грустным мыслям. Такеши не стал утверждать громких речей, не было желания. так и времени тоже.
— Встретьте успение достойно. как приличествовать воину. — Это всё, чем он ограничился…
Натянув тетиву, Казуки прицелился в некроманта. нынче всё зависит от него, одна стрела, 1 меткий выстрел может побеждать чашу весов в их пользу. На кону — жребий Японии, он просто не имеет преимущество на промах!
«Главное, чтоб сторона не дрогнула…» — Подумал он и, задержав дыхание, выпустил стрелу.
Теперь деревня согласие сузился до размеров наконечника стрелы, а время перестало существовать.
Словно в замедленной съемке он видел, как стрела пролетает выше головы старика на каких-то пару сантиметров, сбив капюшон с его головы. около Казуки внутри всё вместе рухнуло. Он промахнулся.
«Не может быть…»
Некромант поднял на него взгляд, вальяжный удивления:
— Что за…
— Нет! так лежать НЕ МОЖЕТ!!! — Казуки достал новую стрелу и уже чуть не натянул тетитву, как его жестко сбили с коня, повалив на землю. Он мигом вскочил и достал меч, ежели и какой сегодня толк, если всё потеряно. один надежда мешать угрозу был упущен. Навсегда. И возражение в этом он — Казуки Накано, главноуправляющий дома Симадзу!
Не в силах медлить печаль провала, что сжигала его душу, он проткнул себя мечом.

***

1 января, 1324 год. С каждым убитым человеком войско живых мертвецов становится всё сильнее.
К концу 1327 возраст Япония весь пала под их натиском. мнение «человек» перестало там существовать.
Дальнейшая будущность мира неизвестна…