Адский музыкант


Я являюсь тем, который написал эту грустную историю про мальчика-музыканта, какой потерял свою душу.сатанинский музыкант
Иоганн родился в семье музыкантов: его отец, Грегори Пекертон, был музыкантом, его учил его отец, Самаэль Пекертон. Самаэль зачастую повторял: «Сын, существовать музыкантом донельзя почётно. Ты станешь великим человеком, если будешь усердный учить уму-разуму и внимательно меня слушать. Да, немедленно ты учишь произведения других, но, водиться может, и твои шедевры будут когда-то зазубривать, оценивать на одну степень с великими». Дедушка Иоганна умер в возрасте шестидесяти пяти лет. К тому времени Грегори стал известным музыкантом в малых кругах: он играл в дорогих ресторанах, а иной раз его приглашали сыграть в городском театре. Пиком его творчества следовательно препарат «Руками дьявола» — таинственная и прекрасная мелодия. человеки были в восторге от неё, некоторые ценители искусства даже теряли сознание, услышав чуть первую часть. Её хотели внимать отдельный погода и не только в театре «Вальете», Но и в многих других. Про неё ходило миллион разнообразных слухов как между простых людей, да и в высших кругах: на момент написания «Руками дьявола» Грегори был здорово болен. человеки думали, что он продал душу Сатане за здоровья и написания этого шедевра. Другие же не сомневались в таланте скрипача и верили, что он лично написал её. как бы там ни было, это было его последние произведение. дозволительно сказать, что муза перестала его посещать, пропало вдохновение, произошёл творческий застой. по-этому он решил встречать влечение всей своей жизни. В то же время в театре «Вальете» выступала Авелина Фольете — знаменитая и популярная танцовщик тех времен. Она была хороша собой: молода, красива, талантлива и остроумна. Это была склонность с первого взгляда: она увидела его во время своего выступления; он подарил ей связка цветов и пригласил поужинать в дорогом ресторане. после некоторое время Авелина забыла о своих прежних мечтах стоить самой известной балериной во всём мире, они стали пребывать вместе, а после год поженились. около них родился сын, которого назвали Иоганном. Прошел 1 год, зa ним другой, и вот уже третий заканчивался. дитя подрос и уже надоедал родителям, расспрашивая их обо всём. Он даже заинтересовался музыкой, которую мог чувствовать изо дня в день. И всё было бы около них хорошо, если не учитывать 1 факт: стал ли Грегори счастлив? Нет, ведь он да и не смог придумать вещь новое. дозволено сказать, что Грегори перегорел, прям как спичка.Осознав всё это, он впал в депрессию: прежде он начал снимать свою гнев на жене, крича на неё, запивая одной-другой бутылкой алкогольного напитка, а после Грегори начал расслабляться, избивая её.Прошло не мало лет.В конце концов Авелина не выдержала и ушла от него, оставив своего сына и с с ним — свою прошлую жизнь.
дитя остался с отцом. Первое время Грегори держался неплохо: он готовил, мыл, кормил, развлекал сына, даже устроился на низкооплачиваемую работу. Но, в основном, в таких случаях всё-равно будит вокабула «но».К сожалению, около отца появилась беременная рабство от алкоголя. С увеличением количества бутылок в доме увеличивалась и нарастающая злость. Раз быстро супруга ушла, а сыну уже исполнилось семь годов и он стал мужчиной, для Грегори освобождение из ситуации был очевиден — он стал сечь и своего сына. Он перестал шагать на работу, целыми днями сидел дома, пил, плакал и кроме опять запивал своё горе. Иоганн стал попрошайничать, что бы хотя недавно выжить. От постоянных пьянок на теле мальчика дозволительно было В любое время встречать синяки, а урывками — вывихи и даже переломы. Но простого рукоприкладства Грегори было мало: он смог исполнять из музыки недостижимый орган для пыток: он издевался над своим сыном, играя на скрипке близко с его ухом. Естественно, для мальчика с тонким слухом это было невыносимо. Своей игрой Грегори как как мучил и себя, и инструмент, на котором играл.Сам же Грегори думал, что учит сына. Понимаете, отдельный любитель родитель хочет, что бы его дитя стал лучше него самого.Но для того, что бы служащий стал хорошим музыкантом, нужен был безупречный преподаватель, а руки отца забыли, как подвизаться со скрипкой и лишь только помнили, как хранить бутылку.
Но бывали и такие дни, Кагда благодетель пил снова больше, чем обычно. воспитание жены, написание последнего шедевра, юбилей свадьбы, мой сутки начало и сына — «чёрные дни». В 1 из таких дней Иоганн сидел на улице и просил милостыню даже до вечера, ведь в противном случаи он был бы избит хозяином дома. некогда Иоганну улыбнулась счастье — заработал приличную сумму: её хватило бы на одну буханку хлеба, кусок сыра, даже на две целых курицы (это пара обеда и ужина), или же же на кучу выпивки.Поэтому вернуться ко дворам было не вариант, ведь благодетель забрал бы все деньги, и малолеток голодал бы. На момент размышлений к мальчику подошел чудный мужчина в дорогом костюме. Он не назвался. богатый узнал инструмент, скрипку, которым Иоганн зарабатывал на своё существование. Он спросил :
— Мальчик, приятный мальчик, а откуда около тебя эта скрипка?
Мальчик не ответил.
— начинать же, мальчик, я тебя не обижу. Это скрипка твоего отца? — настойчиво спрашивал прохожий, пытаясь узнать, откуда около простого бедного Иоганна аппарат мастера, Но юноша молчал.
Мужчина продолжил:
— Когда-то искони я увидел эту скрипку в руках гения. Я слушал и наслаждался мелодией, которая как примерно окружила меня, проходила через меня. Ах, искусство души. Я хочу, нет, мне просто надо услышать её вновь!
По описанию мужчина узнал фатальное действие отца. Иоганн решил воспользоваться подвернувшимся случаем:
— если вы заплатите, то я с удовольствием её исполню.
Мужчина презрительно кивнул головой, ощущая свою победу.
хотя Иоганн и был аматором, Но клиент был доволен. Он предложил идею не только деньги, Но и сытный ужин, даже опекунство. Но около мальчика уже был усадьба и вид отца, по-этому Иоганн хотел отказался. Он передумал, ведь время было уже поздние, Но не для Грегори — для него сутки только начинался. Иоганн всё же согласился на предписание доброго господина. Войдя в хижина мальчик, не поверил своим глазам: по сравнению с его старым, пустым, грязным домом сей выглядел, как жилище королей. пир был тоже, как на королевском приёме: молодой, зажаренный до хрустящей корочки вкусный мясо с яблоком во рту, вино, которое было старше Иоганна на не мало десятков лет, замечательные заморские салаты и тропические фрукты.Но даже во время ужина владелец не соизволил назваться. Но и своевольно визитер не захотел говорить своего имени .Да и вообще, посреди собой они не разговаривали. Единственная фраза, которую произнёс Иоганн в то время, покамест находился зa столом, была опосля окончания приёма пищи:
— А где я буду ныне спать, сэр?
За ней последовал небольшой ответ:
— В комнате для гостей. Прошу, иди зa мной.
Иоганн и неясный мужчина годов тридцати пяти поднялись на другой этаж зажиточного дома. служащий вдобавок ни в жизнь да что не высыпался. Наступило утро. Но Кагда пришло время уходить, дитя не захотел и спросил, в силе ли вчерашнее предложение. Мужчина сказал, что он может уцелеть в этом доме столько, что посчитает нужным. опосля этих слов прислуга сказал своё имя. покровитель назвался Канторионом.
Прошло целых шесть лет. Шесть радостных и полных счастья лет. зa это время Канторион обучил его хорошим манерам, его друг-музыкант, Пауло Сантьяре обучил Иоганна тонкостям обращения со скрипкой. зa такой низкий срок прислуга едва не сравнялся с отцом на пике его славы. Канторион был этому очень рад, ведь вскоре в его доме появился бы новоиспеченный гений, кто и да своим присутствием сделал его положение лучше. ей-ей и с успехом несовершеннолетнего мальчика пришли бы и деньги. В возрасте четырнадцати годов Иоганн впервые появился на сцене (играл он в ресторане, в культурном кругу, а не сидя на улице). гостиница «Жареный фрак» был одним самых дорогих в этом городе, по-этому сами посетители были при деньгах и с хорошими связями. Первое выступление было превосходным: некоторый человеки хотя и перестали есть, Но их рты были открыты от музыки, которая появлялась из скрипки юного дарования. Прошло только не мало дней, и вот служащий уже удачно дебютировал на внушительный сцене — в городском театре.После исполнения последнего запланированного произведения толпа взорвалась щедрыми овациями и аплодисментами. Уставший юноша валился с ног, по-этому опосля поздравлений Канториона тогда же отправился в свою кровать. Но спать ему да и не удалось: мужчина услышал душераздирающий крик, что исходил из подвала. Разные крики уже доносились из этого подвала, Но мужчина в то время не находился в доме. юноша решил проверить.Он удивляться с кровати, спустился со второго этажа и вот уже стоял до дверью в подвал. Она была открыта. Иоганн откровенный зашёл и ужаснулся уведенному: в подвале находился он сам, господин дома, и его неживая жертва, сидящая на стуле и привязанная к нему. дозволительно сказать, что Канторион был «одет» в платье из крови незадолго убитого. В окровавленных руках он держал белоснежный лист бумаги. В тот момент юноша даже боялся дышать, не то что ходить. Канторион одновременно же заметил его, Но не подавал виду.Спустя двадцать секунд, Кагда дитя уже приблизительно заставил себя передвинуть ногу, тот промолвил:
— Здравствуй, Иоганн.Чего не здороваешься?
После этих слов прислуга лишь ли не потерял сознание, Но сдержался. На лице Канториона появилась уродливая улыбка. Он продолжил:
— Ты что, народ прикусил? Хех, наверное ты удивлён увиденному, ведь да Это просто бизнес.
В тот момент в голову мальчика пришла идея о том, что это некоторый конкурент, должник его господина. покамест прислуга обдумывал свою теорию, Канторион развязал ноги и руки мёртвого человека. мертвое тело камнем упал на ледяной пол подвала. Из дыры в теле, которая была сделана руками убийцы, где раньше находилось сердце, кровь всё снова текла. Вскоре болото около бледного тела и стула в разы увеличилась. Канторион закинул правую ногу на левую и всё смотрел на реакцию мальчика. Наконец-то, мальчику удалось хотя вещь произнести:
— зa что?
— Понимаешь, он самолично подписался на это. Мы заключили договор: я его излечу от болезни и дарую ему такое вдохновение, что он напишет своё лучшее произведение. Но на смену я заберу его общежитие и душу в любое время.Ещё не понял, о кусок я говорю? Всмотрись в вид этого неудачника. хотя ты его и не видел целый короб лет, Но всё же это ОН.
Мальчик узнал в этом худом, изуродованном и проворно постаревшем человеке своего отца. владетель этого проклятого дома предался чуть не звериному смеху. Вслед зa этим Канторион опустился еще раз ниже, или же просто показал всю неправильность своей натуры: закинул ноги на уже остывший труп. Беря во внимания сей случай и все возможные, то, что зa эти шесть годов он да и не постарел ни на миг, понял, что его покровитель — демон. Он осознал, который накануне ним. Он поставил его до фактом: или же тот соглашается и остаётся в живых, или же же бес убьёт его неуклонно здесь и сейчас. зa договором Иоганн даёт мой завершительный концерт, а бес не только отпускает его живым опосля концерта и с заработанной суммой, Но и не забирает душу мальчишки.
согласие назначен на завтра, на шесть часов вечера. Уже почти что ночь, Но мальчику не до сна, ведь бес написал особое изделие «Блаженство», напев которого загипнотизирует слушателей. безделица не подозревающие обладатели злосчастных билетов отдадут свои души хитрому демону. Долгие богослужение подготовки дали о себе знать: в исполнении Иоганна напев стала опять прекраснее и в то же время мрачней.
И вот час настал. Все билеты распроданы. толпа уже не может ждать, она жаждет услышать новость произведение юного мастера скрипки, Но самовластно прислуга не спешит выходить. Нет, он не растягивает удовольствие. фобия подгоняет его. Иоганн выходит на сцену. Он сожалеет и только что взглядом умоляет возражение его. человеки замолкают и ждут. Прекрасная напев заполняет место зал: прежде тихо, Но становится всё громче и громче. И вот, одна третья уже мастерски исполнена. Некоторые человеки уже начинают течь в транс: им чудится, что скрипка начинает дымиться в руках исполнителя, Но в тожественный время не горит. Темп делаться вторично быстрее, и всё больше людей теряет владычество над своим телом. Большая дробь невольных зрителей дьявольского действа чувствует суета и жар, идущий со сцены. Но вот последние ноты соскакивают со скрипки. Тридцатиминутное зрелище окончено. Все люди, за исключением Иоганна, находятся под гипнозом. На сцену выходит Канторион с целой стопкой договоров в руках. Он начинает разделять их, Но листы бумаги долетают только до первых рядов. Обладателям тех мест повезло, а другим должен спускаться, бежать, приличествовать по головам других, ломая руки, ноги, спины. И для чего? Со стороны это напоминает схватку диких зверей зa привилегия попить во время недельной засухи. Иоганн не выдерживает. Ему протягивает руку Канторион и говорит:
— Это было сказочно, Иоганн. снова увидимся, братец.
Иоганн понимает, почему это чудище его да называет. Он прощается, протягивая руку в опровержение и со слезами на глазах уходит со сцены, выходит из театра и в спешке покидает мой кровный город, пытаясь уходить от позора. паки долгое время его терзает неуверенность и разные мрачные мысли, касающиеся всех тех проклятых душ, обреченных на вечное болезнь на разнообразных уровнях Ада. Но вскоре он забывает о всех бедах, о своей человечности, и в его голове зарождается новая мысль: «На поиски новых жертв».