Я должен идти…


Автором являюсь я, стих впервые опубликован мною под псевдонимом Тотенкрафт [hide]здесь[/hide]
— Я обязан избегать сегодняшней ночью,
Я не могу не идти, пойми…
Мне это нужно, и надо очень, —
Так я любимой своей говорил.
В её глазах стояли слезы.
И нытье утешить я не мог.
Пришлось сдержать себя серьезно,
Замкнувши душа на замок.
— Ты будешь схватиться меня? —
Спросила ты рыданья сквозь.
— Да, да, конечно, дорогая —
По мне внезапно пробежала дрожь.
«А если не вернусь, что дальше?
Совру безотлагательно бессовестно ей?
Нет, не могу говорить неправду
Любимой девушке моей!
А я уже сказал: вернусь!
Я знаю: мне она поверит.
И не расстроить, не соврать
Мне нужно, чтоб не потерять доверье…»
— Да, я вернусь! Ты верь мне, слышишь?
Не смей надежду убивать!
Ты просто жди меня, родная… —
И это всё, что смог сказать…
Через три года, зa окном
Послышался гудок машины.
Сухими листьями шурша,
В крайний раз скрипнули шины.
Открыв калитку, постучавши в дверь,
Стоит перед нею генерал-майор.
Прошелестят по дому тихие шаги.
Затихли около двери, щелкнул запор.
И на пороге малолеток стоит
Вроде и ладная, а вещь в ней не так.
И молодая, а глаза… вечной печалью пронзены.
Словно потухшая свеча —
Но в глубине этих печальных, грустных глаз
Не целый мрак, а полутьма.
Горит надежды огонек в окончательный раз…
Майор вздохнул,
Повестку тихо протянул.
Она взяла её: «Вернулся…» прошептав,
К машине бросилась стремглав.
Обнявши кузов, зарыдала.
«Вернулся наконец!» — она навзрыд кричала.
И только «Я с тобой» произнесла.
Не выдержав страданий, тогда же умерла.
Майор к ней подбежал,
На руки взял с заботой,
В повестке говорилось, что
В машине той — «двухсотый»…