Свет. Часть вторая


компилятор — я.
Свет ломает проживание людей, уничтожая их. И даже если ты потерял человека, нужно коснеть дальше. Хотя… Это сильно трудно.

[hide]Ссылка на первую часть[/hide].Все стихло, покой накрыла пещеру, только что было слышно неровное дыхание Мики, которая опять не отошла опосля своего дикого танца счастья. душа ее колотилось, в голове отдаваясь громким эхом. На теле ее то и сделка появлялись различные бугорки, которые скоро перемещались и пропадали.
Послышались шаги, сопровождавшиеся хрустом раздавленных жуков. Те, который не успел убегать и освободить дорогу их Господину, были растоптаны. забор из тварей начала двигаться, создавая проход, по которому шел Он.
Его червленый изображение приближался. между яркого, приятного белого света он был лишним, лже- малый крови упала в стакан с молоком.
Резкий голос миллионов жуков пронзил пещеру. Тело Мики тожественный кричало. Ее шкура начала двигаться. Жуки начали вывертываться из нее. плева пала на землю, как та одежда, ее бывшей подруги, Кагда она съела ее. днесь Мика присоединилась к армии их Повелителя. Она еще стала видать всё и всех, как было это в пионер раз. Но она уже чувствовала, что ее значение не один, и тот, другой, мог контролировать Мику. господин подошел к ее коже, поднял и сожрал. сегодня около нее нет оболочки. днесь она безвольная раб в тельцах многочисленных жуков, бес своего я.


Весна-краса вступает в свою силу, раскинувшись теплом и яркими лучами солнца. дно освобождается от белого покрывала снега, кое-где покрываясь зеленой травой. Вода бежит по улицам, нравиться журча. Лихие водители обрызгивают пешеходов, проносясь на скорости по лужам, при этом громогласно смеясь. А те, в свою очередь, громогласно кричат им в след, посылая ко всем известной матери. Становится теплее.
На одной из остановок висит старый плакат, с фотографией девушки, с просьбой дать хотя какую-либо информацию о ее местонахождении. На нем изображена Мика.
— Привет, ма. Ты как Давай, поешь хотя чуть-чуть. А то очень исхудала. Ма, начинать пожалуйста, перестань. Хватит уже, — Крис подошел к ней и обнял. Он посмотрел в ее красные, заплаканные глаза — они были пусты. В них не было той искры, которая была когда-то. Была. Была до тово момента, Кагда ее дитя пропала в метель. Она корила себя зa то, что не успела прежде приехать домой. Она винила себя зa ту метель. Она винила себя во всем том, что ей помешало тут возвращаться к себе пораньше. Она просто уже не хотела жить.
— Ты тожественный виноват, — тихим голосом сказала она Крису. — если бы ты о ту пору присмотрел зa Микой, нуль бы этого не произошло. около нас все было бы хорошо. Было бы хорошо.
— Прости, — тайный сказал Крис, — Я же не думал, что она куда-то захочет пойти, тем более в такую метель.
— Не думал?! Ты не думал?! — ее и да красные от постоянного плача глаза налились кровью. — Ты отродясь не думаешь!
Она отпрянула от него, как бы обожглась. Резкая удар последовала вслед. Она находилась и нервно дышала, смотря на то, как Крис прижал ладонью щеку.
— Пппрости меня…
Ответа не было. Крис как вкопанный и вышел на улицу, оставив плачущую мать одну.
— Прости, — едва едва слышно сказала она ему вслед.
Крису было тяжело. На него одинаковый давил бремя ответственности зa то, что случилось с Микой. Не было ни дня, Кагда он не думал о произошедшем. бремя была тяжела. И немедленно он, опустив глаза, просто шел. В его голове крутились болтовня матери, повторяя одно и тоже: «Ты виноват! Ты виноват! Ты виноват!» И в 1 момент он не выдержал и заплакал, да как около уже не было сил иметь все это в себе. Крис облокотился о стену, прижав руки к лицу. Проходящие пропускать человеки косились на него, Но ни одна душа не подошел. так и он не желал этого, Крис просто хотел быть один.