Остров. Мой спаситель


творец — я.
Реальная деяния из моей жизни.

Во сне мне вновь снился Остров. Его безмятежная пригожество и величественность. Солнечные зайчики в сосновом лесу и хрустальные лекарство грибного дождя. холод и умиротворение.
«Ты дома!» — кричали птицы человеческими голосами. «Ты опять с нами, — шептали деревья. «Ты здесь, тебе сюда …» — манила тропинка, которую и тот и другой из островитян знал и боялся до мурашек по коже.
«Нет, – вопило все мое существо. – Нет!»Остров – моя родина, отбор моих предков и предков, живущих там. Все они, как и мы, в молодости бунтовали и убегали бес оглядки. И… В любое время возвращались, что бы выучить мой завершительный маршрут по той самой манящей тропинке к своим предкам, по своей земле, к солнечным зайчикам и хрусталю грибного дождя, под защита вечнозеленых деревьев и закончить свою историю на древнейшем, как и само поселение, кладбище. И мы когда-то будем частью мудрого и вечного Острова, что бы блюсти и оборонить его Будущее да же, как ушедшие охраняют нас.

И я, одна из них, бунтарей, когда-то тожественный вернусь, Но не сейчас. Не время.
Сегодня я глупо борюсь с Островом зa преимущество остаться далеко от него. В глубине души я прекрасно знаю, что вернусь сама, по своему желанию, и стану одной из историй, реальных историй из жизни, которые островитяне, те, который нашел храбрость в себе не уехать, передают наперсник другу.

У нас на Острове не гадают про содержание опосля смерти, потому что знают, что она продолжается, только в другом виде. И для этого около нас есть, поверьте, достаточные доказательства… ни один человек не размышляет, почему это так. Все знают, и это да же естественно, как вода течет и замерзает либо как горячность превращает ее в пар… круг из нас приходит к этому пониманию сквозь мой эксперимент и свою историю, и безотлагательно я поделюсь с вами своей.

С тех пор как я оставила Остров, прошло не да плеяда времени — не больше года. Я уехала в посёлок и только там поняла, как может звать к себе Остров. Сны тяжелые и радостные — все были о родных местах. Сны, которые опосля пробуждения оставляли единственное готовность — в близком будущем вернуться.

Как-то раз зимой, накануне новогодними праздниками, тяга к Острову была настолько нестерпимой, что, отсидев половину лекций в середине недели, я отправилась туда. В то время попасть на Остров было непросто. Несмотря на относительную сходство к городу, селение было весь изолировано. Рейсовый автобус в те места ходил только в определенные дни, и то только до переправы.
Но я даже не подумала, как буду добираться, и отправилась пешком, в надежде на попутку. да в пятом часу вечера я оказалась на проселочной дороге в глухом лесу. блистательный красный закат, угасая, уступал поляна ранним зимним сумеркам. На дороге, как назло, не было ни души. посреди тем до Острова оставалось километров 10. Я поняла, что рано мне не достигать даже до переправы, а мне опять придется оставлять старое кладбище, которого я до ужаса боялась.
Возвращаться уже не имело смысла – я была на середине пути. Похолодало. Я с ужасом осознала, что с собой около меня, выключая портфеля с тетрадками, нисколько нет, что я даже не сказала никому, гораздо пошла. Высоченные каблуки не позволяли прибавить хотя малость шаг. стало быть до отвращения страшно.
Сумерки становились все гуще. Протопав опять с километр, я ревела в напев от страха и холода. далеко послышался долгий плач (в тот год в округе было поток волков). И тем временем я стала молиться, хоть бы никаких молитв не знала. болтовня сами приходили на ум, как так сказать я их знала с детства. Но с каждым медленный и с каждым словом молитвы становилось все спокойнее. Я понимала – требуется ворошиться дальше, покамест могу.
В лесу очень стемнело, деревья в снеговых шапках в темноте были похожи на сказочных великанов. Глаза уже маловато что различали в темноте. крик волков, казалось, был где-то очень рядом. «Господи, на все требование Твоя!» — прошептала я, невольно передвигая ноги.
Приближающийся огонек машины я прежде приняла зa блик далекой звезды, Но огонек приближался, и очень во всю мочь она остановилась около меня.
«Не с Острова…» — подумала я.
— Быстро! Нам паки лететь надо! — скомандовали мне. Я не задумываясь села машину. Ехали молча, и меня очень не удивило, что незнакомые очень человеки решили меня подвезти и что везли меня к Острову, пускай бы я шиш не говорила.
— А дед-то почему тебя оставил? – спросил внезапно 1 из них.
— какой дед? – удивилась я.
— ей-ей соглашаться тебе! — захохотали мужики и стали рассказывать. Они решили съездить в баню на окраине города, как раз около дороги, ведущей к Острову. неожиданно около обочины увидели старика с палкой, на которую он опирался при ходьбе. Кагда они поравнялись с ним, он поднял палку и помахал им.
— гораздо тебе, благодетель – остановившись, спросили они.
— До Острову… — ответил дед.
Почему-то им захотелось его подвезти, пускай бы очень не по дороге. Но старец не торопился садиться. Только они хотели пренебрегать и поехать дальше, как по морщинистым щекам старика покатились слезы, пропадая в белый окладистой бороде. старец ни о чем не просил — тихо плакал. Мужикам стало быть неизвестно зa что стыдно, подумали, что, может, ему трудно сесть, и предложили помочь. тогда дед, вытирая старыми варежками слезы, сказал:
— Там деваха в лесу, внучка моя. Она к Острову идет, упрямая. Спасите ее – пропадет ведь!
Я оставалась абсолютно спокойной, да как выше- дед к тому времени умер. Скорее всего, там, по дороге, возможно, соглашаться опять одна девушка. Но все же попросила мужиков описать старика. так себ е особенного они мне не рассказали. И рослый рост, и кроличья ушанка, и палка, на которую тот опирался, окладистая волос – все это было в облике моего деда, как и около многих других стариков, пока…
— около него кроме большая пятно около носа, — вспомнил 1 из мужчин. — Да, и бровь, там шрам, что ли…
Действительно, это было про моего деда.
Надо ли говорить, что по дороге больше мы никого не встретили?
В летний погожий день, после не мало месяцев опосля этого случая, я находилась на старом кладбище около могилы деда.
— Здравствуй… Спасибо. нынче я знаю, что ты с нами, — прошептала я тихонько, покамест моя двоюродная сестра, с которой я пришла, отошла в сторону.
— покой вам, спасибо, что оберегаете, — услышала я шум сестры.
Но это уже ее история…