Здесь умирают дважды. Глава 3. Чем вы лучше этих тварей?


писатель — я.…Я закрыл Колину глаза ладонью, по щеке ползла скупая слеза. Меня только трясло, в голове роем летали мысли… внезапно в голове слово в слово вещь щелкнуло, во мне проснулась ярость, ярость, которая да протяжно рвалась наружу…
Я бежал после лес, пытаясь встречать Стива и Кэт. Я не слышал ничто вокруг, за исключением собственного сердцебиения. И, если честно, я маловато что понимал.
сквозь минуту, которая тянулась как час, я вышел к дороге и увидел полицейскую машину.
Стив вещь говорил копу, а тот вещь записывал в блокнот.
тогда в моей голове пронеслось: «Он не скажет правду! Нет, эта крыса сроду не признается!.. Ты ведь хочешь этого, Коннорс, ты хочешь убить его? ИДИ, ОН ЭТОГО ЗАСЛУЖИВАЕТ!»
В предстоящий момент в глазах потемнело… Я отрывками помню, как подбежал к Стиву, схватил его зa шкирку и стал сечь головой о полицейскую машину.
Я вещь кричал и бил его, бил… Я не мог остановиться. Оказалось, что полиция пытался меня оттащить. Кагда около него это не получилось, он стал бичевать меня дубинкой по голове.
пинок зa ударом, мгла накрывала меня все сильнее… Яне мог больше ей сопротивляться. В глазах потемнело, я чувствовал, что падаю…

***

Громко зарычав, призрак живо направилась в мою сторону, я кинул лук на землю и быстро, как только мог, достал пистолет. Я и понять безделица не успел, как мое харя окатило чем-то теплым, а существо рухнула к моим ногам с арбалетным болтом посреди глаз.
— Алекс, ты как Ты в порядке? Тебя не укусили? — Софи подбежала ко мне и стала подвергать осмотру меня на наука повреждений. — Коннорс, какого линия ты, блин, бросать разучился? если бы меня около не было? Он мог тебя убить! Ты хотя понимаешь это своей гадкий башкой?..
совсем немного придя в себя, я сел на пол и, прикурив сигарету, стал вытирать образина от крови.
— И за всем тем ты меня любишь, — ехидно хихикнув, сказал я.
— Не городи ерунды! Размечтался! — даже в едва освещенной комнате дозволительно было заметить, как Софи покраснела. — Тебе просто повезло, что Герк заметил выживших на улице и послал меня зa тобой.
Я сидел и тихо посмеивался. То ли потому, что Софи находилась и мялась, оправдываясь как школьница, тол и потому, что минуту обратно я плюнул смерти в лицо.
— Не зарывайся, Коннорс! Поднимай мой зад, нас ждут! — Софи поспешила покинуть комнату.
— А стрела? — крикнул я ей вслед. — Похрен, сам по себе достану, — поднимаясь, сказал я.
Я с трудом как вкопанный на все к тому же трясущиеся ноги, сделал последнюю затяжку и кинул остаток тени в лицо. существо дышала, ее портить ум все снова отдавал приказы мышцам.
— Наслаждаешься последними глотками воздуха? Ну, приятель, это ненадолго, — едва слышно сказал я, подойдя к тени.
Вытащив стрелы, я не мало раз ударил существо ножом в голову и в сердце, чтоб быстро наверняка. Умереть от рук тени ныне не входит в мои планы.
Оттирая стрелы от крови, я заметил титул на стреле Софи, которая гласила: «Стрелок может промахнуться, стрела — никогда!»
Хороший девиз, нуждаться запомнить — пригодится. Но выше- все и круче: «Не стоит убегать от снайпера — умрешь уставшим!». около меня и около моего отца едва не все стрелковое вооружение да гравировано.
Убрав стрелы в колчан, я поднял мой лук и убрал его в фиксатор зa спиной. тогда я заметил в углу комнаты вещь блестящее. Подойдя ближе, я увидел малый строгий поднос, на котором лежал жгут, антисептик, бинт, хирургическая пила и шприц. как оказалось, в шприце был морфин.
— Вот да находочка! — сказал я, наклоняясь убрать все одолжение в подсумок.
Застегивая сумку, я неожиданно услышал хлопок, после паки один, и вдруг раскатилась целая канонада. «А вот это уже очень не хорошо!» — подумал я, ломанувшись к выходу.
Подбегая к регистрационной стойке, я неожиданно поскользнулся на луже крови и хорошенько треснулся головой. Подняв глаза наверх, я побледнел: на стене, неуклонно на высоте моей головы, зияла огромная дырка от выстрела дробью. Блин, правда я бессмертен!
Я подполз к стене и осмотрелся: зa стойкой сидел Герк, время от времени одаривая придурков на улице свинцовым дождем, около со мной, с подобный стороны дверного проема, сидел Клайд, он прижался к винтовке и вздрагивал от каждой пули, прилетавшей в стену позади. Но где же Софи?..
— Герк, что зa черт, кому вы да насолили?! — крикнул я, доставая пистолет из кобуры.
— Понятия не имею, Коннорс! Стреляй, не отвлекайся! — рявкнул Герк, перезаряжая дробовик.
— Вы трупы! Все вы! Вы ответите зa всё, уроды! — послышалось неожиданно за стены.
Судя по количеству стрелявших стволов, их было трое. 1 с однозарядной винтовкой, следующий с дробовиком, третий со штурмовой винтовкой, и судя по выстрелам, они приближались.
тогда Клайду в пение прилетел свинец, он упал на пол и получил вторую пулю в плечо.
— Ну, знаете ли, сами напросились, уроды! — крикнул я, увидев, как Клайд ползет к стене, оставляя зa собой кровавый след.
душа точь в точь вырывалось из груди, мною двигала ярость, и мне это нравилось!..
Высунувшись за стены, я зa мгновение оценил обстановку, сделал пару выстрелов, а после вновь вернулся в укрытие.
— Пора заканчивать!
Рывок — пара выстрела будто в грудь. «Один ублюдок готов!»
еще рывок, и еще пуля нашла свою цель, проделав среди буркала около второго урода маленькое ровное отверстие.
Пытаясь исполнять третий рывок, я внезапно почувствовал нынешний удар, меня повело, и я упал на лопатки. Я видел, как кровь несколькими тонкими дорожками сочилась около меня из правого плеча. Неприятное ощущение: ноша и жгучая печаль во всем теле…
Тут, по звукам, на улице завелась инструмент и чрез секунду рванула с места с визгом покрышек.
Уцепившись окровавленными руками зa оконную раму, я неимоверным усилием подтянулся. Оказалось, они приехали на двух машинах и их было пятеро, двоих успели пришить Герк и Клайд. завершительный некрасивый уехал, оставив на край боя тела своих друзей, Но один, кстати, вдобавок двигался.
— Герк, займись Клайдом! — Я бросил Герку бинт и антисептик и двинулся в сторону ползущего в луже крови ублюдка.
Подняв дрожащей рукой пистолет, я перевернул урода ногой и посмотрел ему в глаза. Передо мной лежал юноша годов двадцати, на его белой куртке были отчетливо видны пара входных отверстия от пуль — пара в легкие. Да, он уже не жилец…
— Что, потратишь… на меня пулю… зверь — захлебываясь кровью, выговорил он.
— Я просто хочу знать, зачем! — крикнул я на всю улицу.
— Зачем? Ты вдобавок спра…шиваешь? Ответь лучше… ты мне… Чем… чем вы лучше этих тварей?!
— о чем ты?! Мы не трогали вас! Помешавшиеся куски дерьма! — крикнул я еще раз громче.
— Не трогали… говоришь? Можешь не мотать пулю, ты все и попадешь в ад, чертов кан… ни… — юноша издал предсмертный вздох и развел руки.
Хлопок. В следующее мгновение на асфальт упала гильза.
о чем он говорил, что он имел в виду?
Я побежал к ребятам. Герк с серьезнейшим лицом стойком на стойке регистрации доставал пулю из плеча дергающегося и орущего Клайда.
— ей-ей что, мать вашу, здесь произошло? — подбежав к Герку, спросил я.
— Я же сказал, что не знаю! Подъехали эти уроды, мы начали говорить, после вышла Софи, они ее увидели и завопили: «Это она!» И понеслась! — говорил Герк, орудуя пинцетом в плече Клайда.
— Вот, держи, — я протянул Герку шприц с морфином.
— Нет, не нужно, оставь себе, мне кроме пригодятся его мозги, — положив шприц на стойку, сказал Герк. — Беги в лагерь, узнай, что произошло! А нет, лучше хватай Лизу и валите оттуда.
— Герк, о чем ты?
— вещь здесь не так! Софи в группе дольше всех, и она явно знает то, чего не знаем мы, а мне не нравится, Кагда человеки не раскрывают всех карт.
— А как же вы?
— Заботься о себе и сестре! Нас заберет Томми, да и да Клайд не транспортабелен… пока. Мы отсидимся на крыше, там эти уроды нас не достанут. Попытайся встречать Софи, выясни все. Даст Бог, к тому же увидимся, планета круглая.
— Алекс, слушай, если неожиданно не увидимся, подари зa меня Лизе, — Клайд протянул мне серебряный кулон в виде сердца, какой я в один присест убрал в карман.
тогда в моей голове стал складываться пазл: Софи говорила, что наша общество ест только то мясо, что нашли и принесли мы, она запрещала мне даже притрагиваться к мясу, которое каждую неделю готовил выше- шеф. И круг раз до этой пирушки пропадал неизвестный из лагеря. Вот что имел в виду тот парень! Твою-то ж мать!..
— Лиза!
В холодном поту, я выбежал из ветлечебницы, прыгнул в машину, на которой приехали те парни.
— так вы, блин, сговорились. — как я и ожидал, в замке зажигания не было ключей.
Я вылез из машины и стал обшаривать мертвое тело зa трупом в поисках ключей. Я нашел их в кармане тово паренька в белой куртке. окончательный раз с грустью посмотрев в его глаза, я обернулся и тогда лишь в штаны не наложил.
Вдали, по улице, приближалась целая толпа мертвяков — штук сто, не меньше, — наверняка их привлекли выстрелы.
Я прыгнул в машину и вставил источник в дворец зажигания. Дрожащими руками я завел двигатель и снял машину с ручного тормоза. шоссе была каждая секунда, Софи уже наверняка мчалась к лагерю, нуждаться было ее догнать… Но с противоположный стороны, к ветлечебнице, где были Клайд и Герк, шла люд мертвяков…
— Что я делаю?
Я рванул с места и, зажав гудок, въехал в толпу зомби. прежде лобовое стекло потрескалось и покрылось кровью, после и решительно разбилось и в салон чуть не влетел мертвяк. Я повернул руль и выехал из толпы гниющих уродов по обочине, после пустил пулю в голову попавшему в лобовое стекло мертвецу и выехал на шоссе.
Вот это я называю острые ощущения! Все произошло да быстро, что я и подумать не успел! едва ушел, хоть бы и добился того, что толпа развернулась зa мной.
Я гнал и думал: «Как Софи могла да поступить с нами… со мной? хотя бы успеть! хотя бы с Лизой все было нормально!»