Здесь умирают дважды. Глава 5. My sweet revenge


составитель — я.No more, Mr. Nice Guy… and believe me, that’s what I was…
чрез три дня опосля злополучного инцидента мне однако удалось приходить до дома. Жил я в городе Франклин. Это достаточно колоссальный посёлок около с национальным заповедником Нантахала, круг Теннеси. Знаю, это вам маловато о чем скажет, по-этому просто скажу, что около нас в Франклине вкушать мост, исполинский такой… после поймете, о чем я, не вскрывать же все карты сразу.
Я ковылял по до боли знакомой улице и не мог поверить, во что она превратилась: заранее приветливые аккуратные домики таращились на меня разбитыми окнами, по асфальту и по тому, что раньше было ровными газонами, были разбросаны много всякого мусора и человеческих останков.
Я подошел к двери своего дома и век не решался туда зайти. Я стоял и слабо бился головой о дверь.
Вдруг за двери донеслись приглушенные вопли и стон. сквозь две секунды дверь уже ходила ходуном, содрогаясь под ударами многих мертвяков.
Так как зa эти три дня я не нашел нисколько полезного, исключая старого ржавого ножа-кастета, пакета с сухим пайком и двух банок энергетика, я посчитал, что глупо будит лезть на рожон с одним ножом в руках. И если принять во почтение тот факт, что зa последние шесть дней я спал шесть часов, потерял уйму крови, а из еды зa все время около меня был бесстрастный паек и энергетики, то в чем-то я был прав, не желая раскрыть дверь.
Неимоверными усилиями я забрался по дереву к своему окну. Я сел на подоконник и бесконечно не мог отдышаться. Я сидел и ловил звездочки в глазах, как внезапно входная дверь, не выдержав напора мертвяков, с треском слетела с петель, и на улицу 1 зa другим вышли семь разлагающихся уродов.
— Я даже вопрошать не буду, что вы тогда забыли… — сказал я, пытаясь справиться с одышкой. — ежели и нет, однако спрошу… Какого хрена то есть в моем доме?! — я вытащил из-под подоконника часть плитки и швырнул им в мертвяка, попав стойком в глаз.
Открыв то, что осталось от оконной створки, я перевалился внутрь и упал на пол. Напоминало это то, как я раз заявился домой, влив в себя до этим литр бурбона, ощущения едва не те же, Но немедленно я трезв и боюсь не того, что меня услышат и спалят родители, а того, что меня услышат и сожрут зомби.
Я оперся на письменный питание и со другой попытки как вкопанный на ноги.
Утреннее солнце слабо освещало комнату, Но я мог осмотреться. На полу валялись много хлама и разбитые фоторамки, все шкафы были перерыты, их содержание было хаотично разбросано по всей комнате. Все стены, пол и ложе были заляпаны пятнами крови, все совершенно перевернуто и сломано. Блин, я и раньше знал, что моя клеть похожа на свинарник, на какой упала ядерная бомба, Но не до такой же степени.
Прислушавшись, я прошмыгнул в комнату родителей… хотя, эту жалкую пародию на скрытность невозможно было назвать «прошмыгнул». Скорее так: шатаясь и шкрябая по стенке, чрез каждые сам-друг шага повторяя «твою мать, хватит скрипеть, деревянная падла!», я добрался до комнаты родителей. Чертовы мародеры побывали и здесь, тогда тожественный все было перевернуто вверх дном. Но я пьяный поспорить, о существовании некоторых мест в доме мародеры и не догадались, ну, или же догадались, Но не смогли туда попасть.
— Так, Алекс, соберись, ты сможешь, остался крайний рывок…
Закрыв дверь и откинув с пола ковер, я принялся отколупывать половицы ножом. Пару минут и готово… Я стер пылинка с небольшого прямоугольного сейфа и ввел код. Да! хотя вещь хорошее зa погода — код подошел. Открыв крышку сейфа, я вытащил из него малый двухзарядный дробовик «Super-Shorty» и ключи от подвала. Заряжая дробовик, я подумал: «Вот днесь дозволено направляться грудью на амбразуру».
Экспромт-операция «Добраться до подвала» выглядела почти так: я попытался спуститься вниз по забаррикадированной лестнице, в результате чего упал на пол и столкнулся лицом к лицу с безногим зомбарем. после на выстрел прибежали остальные зомби со двора, я в это время успел достигать до лестницы, ведущей в подвал, и закрыть дверь пред носом около ходячего трупа. после я покатился по лестнице вниз, ударившись всеми частями тела, которыми только дозволено удариться… И вуаля! Металлическая дверь с явными следами безуспешного взлома была стойком накануне моим носом… в прямом смысле… я об неё лишь нос не сломал.
Ключи поочередно щелкнули в замочных скважинах, после секунды, запустив генератор, включив знать и заперев дверь, я почувствовал себя маленьким ребенком с безлимитной банковской картой, попавшим в торговое помещение игрушек.
Но я уже заблаговременно выбрал, что я возьму. тогда уже точный ошибок не будет… Бронежилет, зa какой благодетель когда-то отдал едва не три штуки зеленых, удобная армированная военная парка, ножи… Ну, с ножами я может и переборщил: по одному на и тот и другой рукав и голень, по одному на каждую обратную сторону кисти, 1 на грудь, двое маленьких зa пояс и 1 на ремень… тогда быстро лучше перестраховаться. после я выбрал походный рюкзак поудобнее и повместительнее, засунул в него пару удлинненных кукри легкий работы, каждое из которых представляло собой дело искусства и произвелось на аристократия в единственном экземпляре. нынче самое интересное… век выбирая посреди кольтом М1911 STI и двадцатым Глоком, в результате я взял оба. Вот что следовательно коснеть в семье потомственных охотников, зацикленных на оружии.
И, наконец, то, зa чем я пришел: арбалет отца «Barnett Vengeance». 95 фунтов чистой мощи, арбалет, какой прошьет даже кита в бронежилете… даже слюнки потекли. Плюс ко всему имя этого арбалета являлось снова и настоящий целью, за которой я его взял… начинать как это не назвать иронией судьбы?!
как все это эпично не выглядело, я внезапно понял, что я весь экипировался, Но при этом не поспал, не привел себя в церемония и не поел. Ничего… это была лишь только генеральная репетиция…

Прошло уже почти что три месяца с тово злополучного дня, как умерла Лиз. Хотя, может быть, прошло и больше, чем три месяца, либо меньше. Я больше не наблюдал времени, для меня оно остановилось. Я знал, что теперь корень осени, и для меня этого было достаточно. опричь того, время летит очень быстро, Кагда некогда делом. «Каким?» — спросите вы, Но я не отвечу, сами на курьерских все узнаете. да даже интереснее — хотя некоторый элемент неожиданности. Хотя, с кем это я?! Нет, я как помешался… хотя бы это мне нравилось!
Я сидел около нашего лагеря и смотрел на часы. Тиканье секундной стрелки эхом отзывалось около меня в голове…»Ну начинать же, ленивая тварь, быстрее!» — мне не терпелось поскорее начать то, что я да тщательно готовил всё это время, не терпелось насладиться представлением, симфонией хаоса, разрушения и агонии… О, да! Я уже слышу истошные вопли и мольбы о пощаде… ее не будет!
Часы показывали уже час ночи, теперь властитель охраны обязан был начинать на обход, а часовые смениться. днесь все будит чисто. около меня днесь поглощать ключи от каждой долбанной двери в этом гадюшнике, я расчитал все по секундам и знал все, вплоть до того, который и Кагда ходит в туалет.
еще пробравшись после сток, я обошел стан и двинулся в сторону боковой стены «загона».
Последние штрихи: я положил картонную коробку к стене загона и сумку с моими вещами и оружием под окно, то самое окно, в которое влетела стрела и убила Сэма. днесь из оборудования около меня оставались чуть ключи, ножик в кармане и малость еще, моя напитки прелесть, то, чем я учился управляться больше месяца и с нетерпением ждал часа, Кагда мне однако удастся воспользоваться этой вещью, и сейчас я был готов, оставалось очень чуть-чуть…
— Понеслась! — сказал я и вошел в комната охраны.
Итак, передо мной, в кожанном кресле, сидел новоизобретенный атаман охраны с банкой пива в одной руке и сэндвичем в другой.
— Прошу прощения…
Охранник едва не упал со своего кресла от неожиданности, обернулся и испуганно, а кроме с отвращением, посмотрел на меня.
— который такой?! — худощавое вещь в запачканном кетчупом костюме охранника с удивлением смотрело на меня.
— Я дико извиняюсь, меня сюда послал мужчина Лэнс, сказал, что бы я прошел двухдневный карантин.
— Плевать мне, что он сказал! Новенький, что ли?
— да точно, только ныне прибыл.
Охранник вздохнул, взял ключи и, не задавая лишних вопросов, пошел распахнуть загон.
— Так, только рыпнитесь мне там, изрешечу! — приказ было адресовано двум парням, сидевшим зa пуленепробиваемым стеклом загона.
Одному на тип было годов четырнадцать, сложно было сказать, они сидели с поникшими головами и таращились в пол, возраст второго же выдавала небольшая плешина на макушке и седые баки.
Охранник открыл дверь и посмотрел на меня.
— Ну, бегом! Что, особое требование нужно?
Я зашел в камеру и часть капюшон. Я улыбался, Кагда закрывалась дверь. нынче в путь пошла вторая фаза.
— как к вам дозволено обращаться?
— Тебе какое дело, свежее мясо? — с набитым сэндвичем ртом сказал охранник.
С*ка, шутки-самосмейки дурачиться вздумал!
— Но все же!
— Ну, Диллан меня звать, дальше что?!
— Диллан, ты не мог бы связаться с Лэнсом, сказать, что новенький поступил в загон.
— Зачем это? И, кстати, откуда ты знаешь, что это площадь да называется?!
Мое самочувствие менялось, я не мог больше ждать, время поджимало.
— чрезвычайно горы вопросов, Диллан. Делай то, что тебе говорят, — серьезным тоном сказал я.
— Ты весь который та…
— Живо! или же завтрашним ужином хочешь начинать ты?
около Диллана даже глаза на лоб полезли, он вскочил со стула и вышел из комнаты.
Паренек поднял голову и посмотрел на меня.
— Меня Ник звать, а тебя? — улыбнулся мальчик.
— Ник, слушай меня внимательно, Кагда я дам знак, вы пара ляжете на пол и не будете высовываться отсюда до утра!
— о чем ты?! — Ник испуганно посмотрел мне в глаза, мужчина с лысиной тожественный поднял голову и недоумевающе таращился на меня.
В это время в комнату зашел Диллан, а следом зa ним Лэнс. Он явно злился и не понимал, что происходит.
— который из них? — властно сказал он.
— Может, своевольно догадаешься? — сказал я, снимая капюшон.
— правда чтоб глазам моим лопнуть! — Лэнс сделал удивленное радостное лицо.
— Лопнут, не переживай.
— Да, ты ни лекарство не изменился, как был идиотом, да и остался! Это будто около вас семейное. Диллан, проводи нашего гостя в крайний путь…
— беспримерный безумный здесь — ты, Лэнс. Ты настолько достоинство кретин, что не можешь понять очевидного! Напряги извилины, думай, почему я охотно пришел сюда, почему то есть в загон?!
— Потому что идиот! — Лэнс усмехнулся и развернулся.
— Да, твой ум напрочь пропитался поганым бриалином! согласен потому что здесь стены толще дубина!
Лэнс остановился. Было видно, как Диллан стреляет глазами то на меня, то на Лэнса, как бы спрашивая, что происходит.
— Эй, Лэнс! — спокойным тоном сказал я.
— Да, Коннорс, — Лэнс развернулся и, улыбаясь, посмотрел на меня.
— Позволь мне снять эту глупую ухмылку с твоего лица… Раз и навсегда!
— Косите под ненормального, Коннорс, здесь не прокатит.
— Ты просто не представляешь, как ошибаешься… как уже ошибся…
— Тратишь мое время! — Лэнс с серьезным лицом посмотрел на часы.
— Ах, да, около тебя же его и да не осталось! Кстати, про время, я бы на твоем месте вышел во двор… ты же не хочешь пить фейерверк?
— Что ты несешь?!
Я видел, как ухмылка исчезает с лица Лэнса, и чувствовал, как появляется на моем. мнение Лэнса был прикован к маленькой черной коробочке, которую я достал из кармана…
В голове крутился выше- беседа с Герком, то есть три фразы:
— что отсюда до базы?
— Три мили сквозь лес.
— Ничего, в парк они не сунутся… если только их страшно не привлечь…
Я нажал на кнопку, в то же мгновение я как бы плашмя упал в воду, которая раскаленным свинцом залилась мне в уши.
Я успел услышать только что доза хлопка, а после темень и звук в ушах…