Оборотень с холма


композитор неизвестен
[hide]Источник[/hide]Эта деяния произошла со мной в июле 2006 года. Я с мамой поехал к родственникам в Чехию, в городок Оломоуц. около нас там загородный дом. Нас встретили, торжественный ужин, гости, все такое. опосля ужина я со своими двумя друзьями, Янеком и Томашем, пошел гулять. Оломоуц расположен между лесистых холмов, и мы полезли на 1 из них. По пути Томаш начал меня пугать, что около них завелся оборотень. Я скептически отнесся к его рассказам, да как всю содержание не верил ни во что сверхъестественное и считал, что все дозволено объяснить. Мы наткнулись на какие- то следы. Уже смеркалось, и различить их было невозможно. Томаш завел старую пластинку, что это следы оборотня. Я забил на него и с Янеком отправился обратно. Том шел зa нами и пугал, изображая всякую муть. внезапно он скоро заорал и рванул пропускать нас на огромной скорости. Мы одинаковый дернулись, Но подумали, что это дежурный розыгрыш. Янек оглянулся и тожественный помчался вперед. Я очканул остаться в лесу один, накрученный этими рассказами и догнал парней. Добежав до участка, мы отдышались, и Томаш начал хохотать, типо он нас обманул. Но вот фобия в его глазах, искренний страх, меня самого малость напряг. Мы попрощались и разошлись по домам. около меня во дворе стоят двое вольера, в которых живут две сторожевые собаки — Джек и Рекс, породы леонбергер. Я, за всем тем напуганный странным поведением ребят и рассказами Тома, завел собак в дом. Поднявшись на следующий этаж, я свистнул топор из кладовки и с ним в обнимку завалился спать. Проснулся я ночью от ощущения, что вещь не так. Я поднялся с топчана и прислушался — внизу некоторый громыхал. Я взял топор и фонарик,
как был, в трусах и тапках, спустился по лестнице вниз. степень около нас соглашаться так, что до последнего поворота влево не видно, что происходит на первом этаже. Уже спускаясь, я увидел собак. Они прижимались спиной к лестнице и сдавленно рычали, их масть была вздыблена, и они казались испуганными! Две огромные псины! Я едва не отложил пару кирпичей и почувствовал, как по телу пробежали мурашки. Но напомнив себе, что около меня топор, я на трясущихся ногах спустился вниз и удивляться зa собаками. комната около нас была на лоджии, зa стеклянной дверью. И там неизвестный был. едва-едва посветив туда фонариком, я, блин, лишь не окочурился и скоро вырубил свет. через стекло я увидел силуэт. Тощая высокая рисунок с короткой шерстью, длинные острые уши и морда… Не вытянутая, Но выдающаяся вперед. Неестественно длинные лапы. Я уронил фонарик и вцепился в загривок Джека. Про то, что я сильный и около меня топор, я недавно подзабыл. Замерев, я стоял и смотрел, как это особь разносит мою кухню. Оно сильно лихо перемещалось, непрестанно рыча, а после бросилось в окно, разбив его, и убежало в темноту…
Дальше со слов двоюродной сестры:
— Я проснулась и пошла в туалет, но, спускаясь по лестнице, я увидела Сашку. Он стоял с топором в руке и держался зa Джека. Рекс одинаковый сидел рядом. Они все были какие-то странные… Кагда я подошла поближе и дотронулась до Сашки, он как стоял, да и упал, как точно был деревянный. Я испугалась и закричала. На вопль прибежали родители Они включили знать и начали цитировать брата в себя нашатырем, прежде отобрав около него топор. Кагда он очнулся, то так себ е не мог сказать, за исключением болтовня «там» и тыкал рукой в сторону кухни. Мы направились туда и увидели, что на кухне весь поражение — посуда и обстановка на полу, перевернутые и разбитые, куда ни кинь царапины больших когтей и грязные следы. Еда, которую оставили на столе, была наполовину съедена, наполовину разбросана по кухне. Следы уводили сквозь разбитое окно… Я да до сих пор и не знаю, что это было, Но склоняюсь к мнению, что рассказы Тома и странное обычай ребят на холме — не вымысел… Невольно, я начал надеяться в подобные темы. А бездействовать по тому холму я до сих пор боюсь, даже с собаками.