Надеюсь, оно не научится открывать замки


[hide]Источник[/hide]
Автор неизвестенНа пороге находилась зима. Время серого снега, чёрствых и бездушных деревьев, всем своим видом показывающих безразличие. Это моё любимое время года. Знаете, почему? Вся мрачность и сухость зимы отражается в моей душе. деревня число меня не покидало странное чувство. число начался на удивление отлично, большая часть утренних планов закончились полным успехом, а терем ожидал меня пустым. Родители уехали на не мало дней в Москву к старшему брату. но я чувствовал, что должно произойти вещь из ряда вон выходящее, что-то, способное портить направление навсегда. заключительный раз, Кагда я испытывал это чувство, уличная шавка разорвала на моём лице губу пополам. теперь знак от швов абсолютно незаметен, и о нём дозволено испытывать лишь только пощупав поле «вышивания крестиком».
Для полноты картины добавлю, что живу в частниках. А в моём случае это значит, что 70%-80% населения составляют пожилые люди, подавляющее состав домов выглядят покосившимися и потрёпанными временем, а частые проблемы с электричеством и работающие сквозь число фонари помогают всегда вселить в душу полное безразличие и хладнокровие к жизни.
Вернувшись в пустой семейство и перекусив, я направился к себе в комнату. Это маленькое убежище двое на три метра, с ободранными около потолка обоями, где мне удалось уместить двуспальную кровать, компьютерный питание и малый письменный столик. обстановка находилась так, что для того, что бы садиться зa 1 из двух столов, обязательно нужно было лезть после кровать, стоявшую около двери. останки вечера я проводил, вяло переписываясь с кем-то из знакомых в одной из социальных сетей. выше- скучающий мнение упал на окно. Уже было темно, хотя забота выколи, а в окно сухо летели снежинки, будто пытаясь пролететь через стекло. В голову единым духом полезли мрачные мысли о смысле жизни. Грустно подумав, что есть сей осадок во дворе придётся мне, я продолжил гаснуть в своей комнате.
С чердака послышались нарушающие тишину и режущие известие топот и грохот. Возможно, кого-то бы это и напугало, Но я знал, что чердак в моём доме зимой становится для дворовых котов настоящим убежищем. чувствовать шаги, шорохи и другие всевозможные звуки с чердака дозволительно было и тот и другой вечер. Сегодня, похоже, там бушевало настоящее сражение, удивительно, как на потолке не оставались вмятины от таких ударов. Сидя и вслушиваясь в эти стуки, я представлял кузнечный молот, бьющий по чёрствому куску раскалённого железа и изгибающий его, как хочется хозяину.
Всю эту рутину прервало внезапное отключение электричества. В таком случае прежде надо проверить, не выскочили ли пробки. Наверху компьютерного стола умышленно для такого случая лежал запылившийся фонарик. находить его не составило труда. Перебравшись после кровать, я включил фонарик и направился в подобный истечение дома, где и находился счётчик с пробками. отправляться по тёмному дому, освещая себе дорога едва работающим фонариком под шум с чердака, было жутковато. знать фонарика вырисовывал странные силуэты, от которых иногда волосы могли встать дыбом. Где-то вешалка с одеждой перевоплотились в существо, тянувшее ко мне свои холодные руки, как словно хотело овладевать с собой на тот свет. Вот скомканный коврик притворился исковерканным телом, безмятежно распластавшись на полу. удалять жуткие образы от себя довольно легко, преимущественно Кагда знаешь, что тот или же другой пугало на самом деле банально некоторый стул.
Счётчик находится на кухне, гораздо ведёт дверь из столовой, против неё же находится дверь в ванную. Частные дома отличаются побратим от друга, как души в руке Аида. отдельный имеет свою атмосферу и вселяет собственные эмоции в ум человека.
Пробки оказались на месте. Вздохнув, я развернулся и понял, что чёртовы коты так точно кошки угомонились на своём чердаке, и немедленно в тёмном доме царит тишина. В нос ударил дух тухлых яиц, недожаренного мяса и меди. выше- фонарик быстро пробежался по кухне и выхватил силуэт, чужой этому миру. В тот момент я, кажется, понял, что такое истинный страх. Нет, по коже не побежали мурашки, и волосы не вставали дыбом, чуть в ушах я слышал звук своего сердца, и в грудной клетке ощущалось непривычное ощущение, как примерно где-то посреди лёгких появился стеснительный камень. Это особь стояло на четырёх лапах, если дозволительно их да назвать, и в толстый барыш оказалось бы выше меня. Ноги были покрыты серой шерстью, с кусками грязи, запутавшимися в ней, и чем-то напоминали собачьи, зa исключением двух особенностей: сгибы коленей были направлены в другую сторону, что вселяло нечеловеческий ужас, а взамен привычных подушечек лап на конце были… кисти… кисти рук человека. Вся щетина была цвета седины. А морда… рот была узкой и вытянутой, с острыми ушами, которые казались чересчур большими для головы.
Безжизненную темноту кухни нарушали пустые глаза-блюдца этого существа, ясный выделяющиеся на фоне пыльной газовой плиты и блекло-жёлтой раковины, заглядывающие торчком в душу и всегда оставляющие на ней мой нелепый взгляд. Мы да и стояли, смотря приятель другу в глаза, не мало минут. В 1 момент суть оскалилось, обнажив полоса жёлтых острых зубов, а за исключением своего сердца, я услышал рычание, больше походившее на рык человека, что потерял всех дорогих людей в своей жизни по своей вине и находился в ярости на самого себя.
Забежав на автопилоте в ванную, я запер дверь на ржавую защёлку, оставив выпавший фонарик быть на кухне. Не знаю зачем, просто лёг в ванную и лежал там, как мне кажется, не мало часов. Снаружи слышались и рычание, и частое дыхание, и удары по двери. Звукам, что оно издавало, нет места в этом мире. Со временем аккорд изменился, и рукоятка ванной задёргалась. моментально пред глазами вспыхнула картина: это серое тварь стоит на своих изломанных задних лапах и пытается раскрыть дверь своими бледными волосатыми кистями, глядя своим пустым взглядом на дверь и не понимая, что же не так. Может, прошло пара часа, а может, и четыре, Но со временем адские звуки прекратились. Я даже не заметил, как провалился в шаловливый неясный к Морфею.
У меня была надежда, что это плохой сон, Но за всем тем я открыл глаза. Оказывается, я все опять лежал в холодной, как единица той твари, ванной. Нос почуял обыкновенный дух стирального порошка и мыла. Руки и ноги затекли, ими было сложно даже пошевелить, не просто за всем тем почивать в таком тесном пространстве, Кагда твой барыш метр восемьдесят шесть. В ванной нет окон, только одна масть и прохладная плитка, а подобравшись на ощупь к выключателю, на догадливость пришло понимание, что света паки нет.
Было интересно испытывать время суток. Я втихомолку открыл дверь. На кухне было темно, однако на улице стоит тёмная зимняя ночь. На полу один лежал едва освещавший комнату фонарик. В голову пришло жениться его с собой и уединиться в ванной до утра. Для выполнения этого нехитрого плана пришлось долго нет в фокус комнаты на дрожащих коленках. Фонарик трясся в руке, а я жаждал возвращаться туда, откуда пришёл. Со стороны тёмного силуэта холодильника послышался тот очень рык. сей интонация — 1 из тех, что способен понимать в тебя и остаться в твоей душе, всегда забрав все краски жизни, сделав её блеклой и чёрно-белой, наполнить до самого её края чувством безысходности.
Ноги сами понесли меня как дозволено дальше от источника звука, и, отдышавшись, я оказался в комнате родителей. Дрожащие руки едва успели закрыть её на замок, согласный в бесцветной ручке деревянной двери. В ту же секунду в дверь ударили с такой силой, что меня лишь не унесло хором с ней. Эта действие повторилась не мало раз, давно чем посетитель из мира мёртвых решил оставить свои попытки меня достать. Тело почувствовало леденящий душу холод. Я обернулся и понял, как творение попало в дом: окно было открыто, и это явно не моих рук дело.
Закрыв это злосчастное окно, я просидел в тёмной спальне до вечера следующего дня, покамест недостаток и свежесть не вывели меня наружу. тварь убралось после входную дверь, открыв замок. Температура в доме была равна уличной, и холод пропитывал собой всё тело. тем временем же я схватил воспаление лёгких и пробыл в больнице почти что месяц. В ту ночь я испытал вещественный страх, боязнь первобытного человека…

[hide]Источник[/hide]
Автор неизвестен