Букет


сочинитель — я. Приспичило что-нибудь извещать на тему 8 марта.На 8 марта Валера решил почитать своей любимой девушке Ире связка каких-нибудь экзотических цветов. век ходил по разным магазинам и торговым палаткам, покамест не нашел малый магазинчик, непроницаемый и неприметный, втиснутый меж двух больших магазинов — гипермаркета и одежно-обувного.
В магазинчике было достаточно сумрачно, Но зато было много самых причудливых цветов разнообразных форм и расцветок. Стоявший зa прилавком мрачноватый мужчина неопределенного возраста спросил:
— Вы вещь хотели?
— Мне бы связка каких-нибудь необычных цветов для моей девушки, — ответил Валера, — что бы запомнились.
— Необычных, что бы запомнились? Пожалуй, около меня вкушать такие, — сказал мужчина, недавно странно посмотрев на Валеру. Он вышел за прилавка и достал из одной вазы большой, великолепный букет. Цветы были необычной красно-черной расцветки и имели причудливую форму. Валере связка приглянулся, и он заплатил зa него немалую цену, Но был доволен — это ведь не какие-то банальные цветы, которых в городе было стогами.
— сей связка будит много запоминающимся, — обронил продавец, Кагда Валера уже выходил из магазинчика.
Воодушевленный, Валера назначил Ире встречу в парке.
сквер был небольшой, Но старый. Мощенные камнем дорожки уже были сухими, Но под деревьями лежал нежный веский снег, место в проталинах. Валера топтался около их любимой лавочки. И вот на дорожке показалась Ира. Валера пошел ей на встречу, пряча связка зa спиной. И только что будучи в шаге от нее, достал запах и вручил раскрасневшейся Ире.
— Какие красивые! — сказала она и вдохнула их запах. Валера не в один прием заметил неладное. Ира не мало секунд стояла, уткнувшись в цветы, а кроме стала падать. Растерявшийся Валера успел ее поймать в очень задний момент. запах упал на дорожку, Но Валере было не до того. Глаза девушки закатились, и она не дышала. Валера здорово растерялся. Затем, сообразив, донес до лавочки и осторожный уложил. И позвонил в скорую.
Скорая приехала быстро, в ход пяти минут. Пульса около девушки не было, и ее быстро погрузили в машину. Валера сел с Ирой близко и держал ее зa руку, покамест ехали к больнице, которая была очень рядом. Там девушку отправили в реанимацию.
Валера топтался в коридоре и не находил себе места, слонялся в ожидании. сквозь минут двадцать из реанемации вышел врач. И сухо сообщил, что Ира скончалась от сильнейшего анафилактического шока. Это был удар.
Что было дальше, Валера недавно не заметил. И недавно в итоге он оказался дома, в своей кровати. век лежал, глядя в потолок, покамест не заснул.
Проснулся он от чьих-то прикосновений. Была глубокая ночь, не следовательно ни зги. Но некоторый его обнимал. Валера со сна ляпнул:
— Ира?
— Мне холодно… — услышал он в возражение такой знакомый, Ирин, Но сполна вялый голос. И тогда он вспомнил: она же умерла!
Он шарахнулся с кровати, упав на пол. Бросился к выключателю и включил свет. В комнате было пусто.
— Это нервы… — пробормотал Валера. Выключил аристократия и на ощупь двинулся к кровати.
— Мне холодно… — раздался звук из кровати, и чья-то острог власть обхватила его запястье. Валера заорал и рванулся из комнаты. Влетел в кухню, включил свет. В кухню вошли родители, Кагда он, нервно стуча зубами о стекло, пил воду из стакана.
— Кошмар приснился? — встревоженно спросила мать. Валера кивнул:
— Да, кошмар.
Мать некоторое время пыталась недавно успокоить его. священник молчал, встревоженно глядя на сына.
— Я пойду спать, мам.
Но Валера почивать не лег. Включив аристократия в комнате, просто лежал, глядя в потолок. Пролежав да всю ночь, наутро чувствовал себя очень разбитым. Утром его отправили на туман в универ, что бы он отвлекся.
В универе все было совершенно нормально, покамест опосля пар Валера не пошел в платье зa курткой. В небольшом тамбуре до гардеробной, где на стенах висели зеркала и обычно прихорашивались девчонки, света не было. И не было людей. Идя в полумраке к свету, Валера очень наобум глянул на одно из зеркал. В темноте зеркала, около с ним, отражалась неясная темная фигура, а по ушам стегнул скромный вялый голос:
— Валера…
Валера рванул в платье пулей, а после вышел оттуда с кем-то зa компанию.
недавно мысли его переключились на тот магазинчик и тово продавца. Зачем-то решил поговорить с ним, Но даже не представляя, о чем.
И вот Валера стоит на стыке гипермаркета и одежно-обувного. Только нет среди ними маленького темного магазинчика цветов. среди ними общий нет промежутка. Растеряный Валера потоптался там малость и пошел прочь.
В эту ночь Валера вторично почти что не спал. Даже при включеном свете из-под кровати доносилось звук и крик Иры, звавшей его. приходить под постель он не решился.
На похоронах Иры Валера отчаянный старался не зевнуть и внимательно следил зa телом в гробу. мертвое тело не шевелился. И шум не было слышно. Но уже на кладбище, в шорохе засыпаемой в могилу земли, ему послышался Ирин голос:
— Валера…
как только могилу засыпали, Валера сбежал с кладбища. Родители Иры во время похорон вели себя тихо, Но смотрели на него волками. по-этому не хотелось с ними сталкиваться.
дремать ему не довелось и в эту ночь. На сей раз Ирино изнанка прижималось к оконному стеклу снаружи.
— Валера, иди ко мне, мне холодно.
Валера в окно вылезать, конечно, не стал — все же пятый этаж.
На четвертую ночь Ира оказалась в его постели, несмотря на знать лампы. Укрытая с головой, она начала его умилять холодными руками. А Валера даже не заметил, Кагда она оказалась в его постели — видимо, задремал. Пришлось вылезти из кровати и просидеть всю ночь до компьютером, стараясь не направлять внимания на Ирину возню под одеялом и ее призывы.
Кагда шел с пар, прицепилась к нему на улице цыганка.
— Касатик, начинать погадаю, всю правду тебе скажу о прошлом, настоящем и будущем, недорого возьму…
Валера с недосыпу отдельно не сопротивлялся. Но Кагда цыганка взглянула на его ладонь, отшатнулась в ужасе и резво удалилась, высоко задрав юбки, что бы не мешали ее бегству.
На шестую ночь Валера лежал на голом матрасе, питая надежду хотя да поспать. Но Ира пихалась через матрас из-под кровати и вещь жалостливо причитала. И тогда его терпимость лопнуло. Валера как вкопанный и открыл окно. студеный атмосфера ворвался в комнату. Валера поежился. Ира заныла вещь из-под кровати преимущественно громко.
— Иди ты на хер, — сказал Валера и залез на подоконник. Вспомнилось слово продавца, что запах запомнится.
— Охренительно запомнился, млять. Тварь, блин, — высказался Валера наконец и сиганул с подоконника вниз головой в ночную мглу. чрез не мало мгновений вещь сочно хряпнуло где-то внизу…

***
два мужчин стояли в маленьком темном магазинчике и смотрели на снующих зa витриной людей. 1 из них повернул голову к другому:
— Не чрезмерно ли затейливый способ?
другой мужчина, в котором Валера бы узнал продавца, около которого покупал букет, понял, о чем был вопрос, и ответил:
— непосредственно знаешь, какие человеки пошли — верят во всякую херню, и то бес особого пыла. Ни лекарство веры от них уже не достается. Но ведь нам не только правоверие годится.
— да ведь от таких жертв маловато достается, это ж не ритуальное жертвоприношение!
— В эти времена и этого кажется достаточно. при всем том одна клиент умирает от моего, предполагать так, оружия, оказываясь в моей власть опосля смерти. А вторая совершает самоубийство, вспоминая меня предварительно самой смертью. порядочный расклад.
Собеседники замолчали, продолжая глазеть на людей после витрину магазинчика.