Вика


компилятор — _zaradkO_ (Алина Хохлачёва).сей эпизод произошёл, Кагда я еще раз училась в школе в 6 классе. На самом деле, мне и теперь это очень вспоминать, я старалась это забыть, Но из головы не выходило. Я была счастливым ребёнком, около меня были и мама и папа. Мои бабушки и дедушки были живы и паки даже не думали умирать. В общем, я не понимала, что такое настоящая конец близкого человека. Вот к тому же вчера она была жива, а ныне её уже закапывают в землю. Я не знала тово чувства, Кагда ревёшь и в слезах говоришь: «Как? Она не может умереть! Не может!» что людям, которые снова не испытывали это чувство. И я была такой же. нить обычной школьной жизнью: около меня были друзья, знакомые, Но больше только я общалась со своей лучшей подругой Викой. И фраза пойдёт то есть о ней. Мы дружили снова с детского сада и едва не не ссорились наперсник с другом. Нам было весело вдвоём. Мы гуляли, ходили в кафе, в торговые центры. В общем, развлекались как могли. отдельный сутки в школе мы рассказывали побратим другу всё до мелочей, мечтали, сплетничали, шутили. Я знала, что она родилась 13 сентября, Но то, что сей число падал на пятницу, я узнала только в классе третьем. Я в то время увлекалась всякой мистикой и то и работа шутила про то, что она проклята и всё такое… Она же говорила, что всё это глупости, и что она в такое не верит. Но вот нам с Викой было уже по 14 лет, мы очень развлекались. И в обыкновенный школьный число я, как всегда, опоздала на наука и тогда смотрю: Вика сидит грустная, вот-вот заплачет! На неё это было не похоже: обычно от нее да и разило позитивом. Ну, подумала, маловато ли, что могло произойти, Но всё и решила, что, Кагда кончится урок, спрошу, что случилось. 45 минут рысью пролетели, а Викино слово лица да и не поменялось. На выше- урок она ответила, что ей приснился ужасный сон. неясный перескажу с её слов. «Я В любое время боялась врачей. Даже самые безобидные врачи, которые только чуть говорили, какие таблетки принимать, приводили меня в ужас. Мне казалось, что они знают обо мне всё. Меня это пугало. В моем сне мама повела меня к врачу. Я чётко помню, что он мне сказал. Это привело меня в ужас. Он назвал мою дату смерти. медик был спокоен, Кагда её говорил, будто он да отдельный сутки делает. Это третье апреля, а ныне тринадцатое марта. А это значит, что только сквозь три недели! Я боюсь. Я не хочу умирать. Я не хочу веровать в это. Это же только только сон. Чего его бояться, быль Но я боюсь. неожиданно я и хотя в сей число умру. Мне страшно». около меня не нашлось слов, что бы её утешить. И опосля уроков мы тихо разошлись. На нижеследующий число рожа около нее был скорее испуганным, чем печальным. И она мне рассказала мой новоявленный сон. «Я боюсь. теперь во сне меня убивали. Мне приснилось, как я третьего апреля сидела в своей комнате и занималась своими делами, на часах было будто полночь. около меня на столе лежал фантик от конфеты, и тогда он начал двигаться. Сам! как примерно его некоторый тащит. Я испугалась, закричала. В квартире я была одна. после я услышала стук. Это книга математики упал со стола. Он лежал на середине стола и да просто бы не упал. По телу пробежала лёгкая дрожь. после я услышала, как неизвестный передвигался по потолку. Я посмотрела и замерла. На люстре сидело вещь непонятное. Оно не было способный на человека! Его конечности двигались, изгибались в разные стороны, даже около самого пластичного человека бы да не получилось. Это творение не сводило с меня своего жуткого взгляда. Его весь чёрное тело с большими жёлтыми глазами и узенькими зрачками двигалось на меня. Я отошла от него к шкафу. И тогда оно прыгнуло на меня и закон душить. хотя это был только только сон, Но мне казалось, что это всё было на самом деле, и что мука я чувствовала настоящую! кроме я упала. Я осознавала, что была уже мертва. И существование для меня шла как бы в ускоренном времени. хотя я всё видела, Но я не могла ворошиться и говорить. Могла только ухаживать зa происходящим. Но время для меня шло быстрее, как в ускоренной съёмке. Я видела личико моей матери, Кагда она нашла выше- труп, видела, как она ревела, как орала. кроме пришли дяденьки, забрали меня в морг, я помню то, вкус как меня клали в гроб, заколачивали. Это было ужасно. Меня зарыли в землю, и я пришла в себя, начала двигаться, смогла говорить, уже будучи зарытой в гробу. Это ужасно. как только представлю, меня даже в боязнь бросает!» Я была в шоке. Я не знала, что и сказать. И да и тот и другой число она мне рассказывала подобные истории из её снов. И смерть около них был 1 и тот же: она умирала и видела всё в ускоренном времени, Но ходить не могла и приходила в себя она уже погребённой в землю, и убивало её одно и то же существо, причём с такой зверской ненавистью, что мурашки по коже бегали. Итак, всё продолжалось эти три недели. И вот наступил опасный день. Я твёрдо ей сказала, что буду работать с ней в квартире и на улицу не выходить. Может, это особь побоится являться при мне и не придёт? Я надеялась. И вот я переночевала около неё в ночь со второго на третье. Мы решили ничто опасного не варганить и просто посидеть погода мирно. сей число длился долго. И вот он едва не закончился, как я отвернулась, что бы вещь достать со шкафа. Её мама и духовенство были в командировке, и в квартире мы были одни. Я ужасно перепугалась, Кагда услышала шумливый пещера и звук разбитого стекла. Я обернулась и ужаснулась. На мою подругу упала люстра! келья наполнилось темнотой. Но даже через темнота я увидела неё изуродованное тело. Люстра прибила её насмерть. часть стекла впились ей в голову, в глаза, в сердце, в живот, в ноги. И она лежала неподвижно. Я тогда же выбежала из квартиры и позвонила в полицию. «Приезжайте скорее! На мою подругу свалилась люстра! Адрес…» Полиция приехала быстро. Они осмотрели тело, позвонили родителям Вики, чтоб они быстрее приезжали домой. А меня спросили, был ли кто, за исключением нас, в квартире? Я помотала головой. Мне страшно. как Я не могла принять это. разве она умерла? Нет! Она жива! Её раны заживут, и она опять будит жаловать в школу, гулять, потешаться вкупе с нами. выше- наивный ум не мог всё это переварить. Вслед зa полицией приехала «скорая помощь». «Надежды на освобождение нет», — я что помню эти болтовня медсестры из «скорой помощи». Помню, как увозили тело, а мне велели начинать домой. кроме были похороны. Я помню сей малый гробик, в котором несли мою лучшую подругу. Не хочу даже поминать о том, как там всё обстояло. Прошёл месяц. Я ходила, как зомби, повсюду. ничего меня не радовало: быстро чрезмерно сильным ударом для меня была казнь Вики. Я не раз брала верёвку в руки и хотела избегать вслед зa Викой, Но вещь меня останавливало. И вот недавно я решила начинать навестить её, посещать на могилу. Придя туда, я вспомнила её последние слова: «Ты там, если что, помни, что я оживу уже в гробу, раскопай меня, пожалуйста! Я хочу жить!» Но было уже поздно…